Боюсь социальных сетей

Боязнь социальных сетей

Боюсь социальных сетей

— Вы меня не помните? Меня Люся зовут. Я к вам когда-то почти целый год ходила…

Круглое миловидное лицо девушки казалось мне смутно знакомым. Но если она ко мне и ходила, это явно было много лет назад, потому что сейчас на вид я дала бы ей года 23-24. В последние годы это случается со мной все чаще: выросшие клиенты приводят уже своих детей. И каждый раз я вспоминаю, что время не стоит на месте.

— У тебя уже есть собственный ребенок? Сколько ему? Или ей?

— Нет, у меня нет детей, — смутилась девушка. — Я из-за себя пришла. Я знаю, что тут детская поликлиника, но я подумала, может, вы меня примете, раз я именно к вам раньше ходила. И я просто не знаю, к кому еще обратиться.

Она откровенно лукавила. Все-то она знала, но, конечно, иногда действительно проще обратиться за помощью к знакомому с детства специалисту.

— Вы наверняка не помните, но я, когда девочкой была, вас не один раз спрашивала: чего вы со мной возитесь? Вам, наверное, надоело… А вы отвечали: вожусь, потому что мне с тобой интересно. Было бы неинтересно, не стала бы. Я тогда: это вы врете, наверное, чтобы меня успокоить. А вы: ничего подобного, я вообще никогда не делаю того, что мне неинтересно.

«Люся — хитрая лиса», — подумала я и усмехнулась.

— Ладно, кончай мед лить. Слушаю тебя.

Люся тут же убрала с лица заискивающе-умильную улыбку.

— Понимаете, у меня, наверное, интернетофобия. И я очень от этого страдаю.

Вот это да! Об интернет-зависимости я слышу от родителей подростков если не ежедневно, то уж пару раз в неделю точно. А вот об интернетофобии, честно признаться, в первый раз.

— Ты боишься пользоваться интернетом?

— Не совсем так, но в общем… Мне от этого плохо становится… В смысле не физически, — поспешно добавила она, как будто предугадав мой вопрос, — а скорее морально.

— Стоит тебе выйти в интернет и становится плохо морально? — Я ничего не понимала.

— Я имею в виду социальные сети…

— Так вот оно что! Да в них, если долго сидеть, у кого хочешь фобия начнется. Не ходи туда и все! У тебя человеческая-то, живая жизнь есть?

— Есть! — уверенно сказала Люся. — Я учусь на вечернем на экономиста и работаю в салоне на ресепшн.

— Твоя семья…

— Мама, папа, брат, а сейчас мы с моим молодым человеком уже четыре месяца квартиру снимаем.

— Друзья, подруги есть?

— Есть, конечно. И из школы, и из института, и из салона девочки…

— Ну вот, видишь! — обрадовалась я. — Все у тебя есть, чтобы жить спокойно без этих социальных сетей!

— Но меня туда тянет каждый день, понимаете?.. Там так много интересного происходит, и там такие люди, которых я никогда в жизни не встречу, а если встречу, так они меня даже не заметят…

— Вопрос спорный, но пускай. А плохо-то отчего?

— Я как в «Фейсбуке» посижу, сразу себя такой дурой и неудачницей чувствую… Там, внутри, так много людей, целый земной шар, и они все такие уверенные в себе, состоявшиеся, так складно пишут, шутят остроумно, все время совершают какие-то важные и даже благородные поступки, ездят везде, у них такая интересная, благополучная жизнь… Я им даже не завидую, я просто впадаю в такую серую унылость…

— Боже мой… — пробормотала я себе под нос, не найдя других слов.

Очевидно, что эта девочка никогда не читала романов и не научилась отличать театральные подмостки от зрительного зала.

— А люди, которые в реале рядом с тобой? Их жизнь тебя в уныние не вгоняет?

— Нет, конечно. У них полно заморочек, и я их все знаю; когда я им помогу, когда они мне. Но они другие…

— А когда только познакомишься в реале с новым человеком?

Люся задумалась.

— Да, — наконец медленно сказала она. — Мне он всегда сначала таким правильным, благополучным, умным кажется, не как я… Потом, когда поближе узнаю, это проходит.

* * *

— Люся, с чем ты приходила ко мне, когда была подростком?

— Я влюбилась в учителя физкультуры и призналась ему в этом.

Я вспомнила! И ее, и даже этого учителя (он тоже приходил ко мне) — выпивающего, лысеющего, семейного, растерянного мужичка, который совершенно не знал, что ему делать с этой свалившейся на него восторженной влюбленностью девочки, склонной идеализировать людей и создавать кумиров. А потом, когда мы уже разобрались с физкультурником, Люся влюбилась в меня…

— Люся, в сетях нет и никогда не было живых людей. Там только маски, роли. Как в театре или книгах. Они похожи на реальных людей не больше, чем тот мужчина, в которого ты влюбилась в школе, на твоего реального учителя. Тогда ты влюбилась в придуманный тобой персонаж, а теперь боишься и трепещешь от придуманных кем-то масок…

— Да я вроде бы и сама это понимаю… Но что же мне делать?

— Наверняка можно придумать что-то еще, но в данную минуту я вижу только один выход, — тщательно подумав, сказала я.

* * *

Мы придумали ей шикарный псевдоним: Мила Милорадович (не очень даже погрешив против истины, ибо ее имя — Людмила Милова). И шикарную биографию, в которую органично вошли многие творчески преобразованные детали из ее реальной жизни.

Особенно хорошо вышли эпизоды про роскошного физкультурника и мудрого психотерапевта.

На ее блог давали сотни ссылок, с ней советовались подростки и бисексуалы.

Она поверила в то, о чем говорил Шекспир полтысячи лет назад, но все же через какое-то время ей наскучила виртуальная «интересность», и она вернулась к своей обычной, реальной жизни, окончила институт, родила ребенка. Недавно приходила с ним ко мне. Хороший такой, толстый, реальный младенец, пускает пузыри и очень любит стучать двумя крышками от кастрюль, что ему по возрасту и положено.

Источник: https://snob.ru/go-to-comment/472785

Жертвы соцсетей: новые фобии поколения digital

Боюсь социальных сетей

Признайтесь: что вы делаете в первую очередь, открыв утром глаза и оторвав голову от подушки? Сладко потянувшись, сосредоточенно разминаете суставы, делаете дыхательную гимнастику, приветствуете солнце, медитируете и выпиваете стакан воды с лимоном, заботливо приготовленный с вечера? Поздравляю — вы в абсолютном меньшинстве, дальше можете не читать.

Я же, как и примерно 70 % работоспособного населения развитых стран, начинаю день со смартфона: электронная почта, мессенджеры, новостная лента и, разумеется, социальные сети.

Прочитать, проверить, расставить лайки, откомментировать, открыть ссылки, которые аж трем френдам (читай: малознакомым людям) показались интересными, — все это сегодня такая же часть ежедневной рутины, как чистка зубов и чашка кофе. И хорошо, если соцсети отвлекают вас от реальности только по утрам.

Американские ученые подсчитали: среднестатистический пользователь проводит в соцсетях одну минуту из четырех и открывает больше тридцати различных вкладок в час. Именно и Instagram в большей мере ответственны за неспособность современного человека концентрироваться дольше десяти минут. Социальные сети — главные инструменты прокрастинации.

И если вы до сих пор не сдали отчет или не дописали текст, дело, скорее всего, в очередной порции свежих постов, которые необходимо немедленно изу­чить и как-то на них отреагировать, иначе они утратят актуальность, а вы с треском вылетите из общественно-виртуального контекста.

По статистике, почти 60 % всех пользователей социальных сетей преследует бессознательный страх упустить из виду то, что знают и обсуждают все. Если у вас свыше 500 друзей в , ваша лента обновляется примерно раз в минуту или чаще. Представьте, сколько времени потребуется, чтобы объять все новое и свежерасшаренное.

Жизни точно не хватит. Вы наблюдаете за безумным калейдоскопом текстов и картинок, как царь Ирод смотрел на танец Саломеи, и не можете оторваться. Тех, кто привык всегда быть в курсе, охватывает натуральная паника.

Явление это настолько распространенное, что теперь у него есть официальное название — FoMO (Fear of Missing Out, или «cтрах что-то пропустить»).

Психологи диагностируют новое нервное расстройство, популярные ресурсы публикуют подборки «10 аккаунтов в Instagram, которые внушат вам FoMO» (образ­цово насыщенной жизнью живут, например, Рианна, Хью Джекман и звезды «Игры престолов»).

Бизнес, как это водится, делает на несчастных деньги — сотовые операторы предлагают «всегда оставаться на связи»; социальные сети расширяют сферы влияния и теснят поисковые системы и онлайн-магазины; производители зарядных устройств играют на паническом страхе остаться наедине с телефоном, в котором села батарейка.

Все большую популярность приобретают приложения, позволяющие следить за друзьями в реальном времени, — Periscope и Snapchat. Разработчики уверяют, что эффект постоянного присутствия решит проблему FoMO, но будем реалистами — на самом деле он погружает нас в FoMO-пучину еще глужбе. На ее фоне появляются когнитивные расстройства — например, состояние «email-апноэ», непроизвольной задержки дыхания во время чтения электронной почты.

Информационный поток с каждым витком эволюции становится все стремительнее и не думает ослабевать — или вы всегда держитесь на гребне, не расслабляясь ни на минуту, или вас смывает мощной волной. «Кто владеет информацией, владеет миром» — со времен автора фразы Натана Ротшильда ничего не изменилось. Разве что сегодня можно было бы добавить: «…и перестает владеть собой».

Моя знакомая Аня, новостной редактор в газете, не была в отпуске четыре года. «Я знаю, что, даже лежа под пальмой, буду ежечасно проверять сводки информагентств и твиты экспертов. И в чем же тогда смысл отдыха? Совсем отключиться от новостей я не способна, иначе по возвращении буду погребена под ними заживо».

Другая знакомая не берет отпуск из страха, что в ее отсутствие подчиненные наладят прочную связь с большим начальством и выйдут из-под тотального контроля. Третья, менеджер по маркетингу, не расставалась с телефоном даже при родах.

В те памятные минуты в палате с ней находились врач, акушерка, любимый муж и полтора десятка сотрудников компании-клиента, собравшихся в конференц-зале на другом конце Москвы. В перерывах между схватками Олеся умудрялась строчить sms, периодически созванивалась с коллегами и безостановочно решала Очень Важные и Неотложные Дела.

А через полчаса запостила первую фотографию в соцсети. Если когда-то коллективное бессознательное выражали пословицы и поговорки, сегодня их миссию взяли на себя хэштеги. Не удивлюсь, если скоро наряду с #мирдолжен­знатьчтомыедим появится #­незаинстаграмилнеродил.

Хорошо забытое старое

Страх упустить что-то важное появился не вчера и не с изобретением компьютера.

Человек Щепетильный, который перед отпуском штудировал статьи в БСЭ, писал подробный список мест, обязательных для посещения, расставлял в нем галочки и искренне расстраивался, если не удавалось пробраться к «Моне Лизе» сквозь толпу японских туристов, существовал всегда.

Мой приятель перед очередной поездкой безвылазно сидит на TripAdvisor, выписывает самые рейтинговые рестораны и ест исключительно по рекомендации.

Однажды они с женой три часа бродили по закоулкам Вероны, пытаясь найти то-самое-место и минуя вполне себе пристойные заведения, по случайности не попавшие в рейтинг приложения. Не нашли, остались голодными — мой знакомый крыл последними словами Google Maps и градостроителей, но только не себя и ­собственную ­боязнь импровизировать.

Неспособность остановиться на одном решении, стремление объять необъятное, изучить вопрос вдоль и поперек, прежде чем совершить шаг, — одни из первых симптомов FoMO. Трудоголики поймут — психологически сложно приступить к полноценной работе, не оценив весь объем информации.

«Но ее в наше время столько, что всесторонний анализ способен провести мощный компьютер, но никак не человек с его ограниченным запасом времени, сил, потребностью спать, есть, гулять, растить детей, общаться в социуме. Словом, необходимостью жить», — говорит психолог Ирина Маркова.

На заре работы журналистом, готовясь к интервью, я считала своим профессиональным долгом изучить абсолютно все, что герой рассказал до меня. Тексты я копировала в отдельный файл и внимательно читала.

Помню, шел седьмой час и 134-я страница интервью с Джонни Деппом, и мне вдруг стало глубоко безразлично, что он наплел районной газете Техаса, — я села и составила вопросы, которые были ­интересны мне лично.

Когда-то американские психологи Марк Леппер и Шина Айенгар провели исследование: они поставили в супермаркете стенд с 24 видами джема и предлагали покупателям попробовать и выбрать лучший. «Подопытные» разделились на две группы: тех, кто продегустировал все и так и не принял решения или принимал его долго и мучительно.

И тех, кто остановился на 8–10 вариантах и выбирал среди них. Первых, стремящихся вооружиться всей доступной информацией, ученые называют максимизаторами. А тех, кто интуитивно чувствует, когда надо сказать себе «стоп», — оптимизаторами. Первые быстро теряют силы и в итоге переживают так называемый «паралич решения».

Вторые, как правило, добиваются большого успеха и занимают руководящие должности.

«Максимизаторы, при всей их кажущейся обстоятельности и вдумчивости, на самом деле представляют серьезную угрозу компании — через какое-то время их КПД неизбежно падает, — говорит Ирина Маркова. — Сам факт постоянного потребления информации создает у максимизаторов иллюзию, что они продуктивно работают.

Хотя на самом деле они тратят уйму времени на сбор и анализ информации, но на принятие решения и собственно активные шаги запала уже не остается. Тщательнейшим образом изучить ассортимент кроссовок, но так и не начать бегать.

Составить обширную сравнительную таблицу колясок, запутаться окончательно и в итоге купить подержанную люльку у соседки. Долистать ленту ровно до того момента, откуда вы начали два часа назад, — без причины, без результата, просто чтобы поставить внутри себя галочку: «Просмотрено». Такова стратегия максимизаторов».

Полиглот Дмитрий Петров убежден: для того чтобы освоить иностранный язык, не нужно штудировать учебники по грамматике, нужно начинать говорить сразу — с ошибками, но бесстрашно. Сначала свобода, потом правила. Так учат язык дети, и тем же способом они познают мир.

Мы, объятые FoMO взрослые, стараемся ступать осторожно, просчитывая каждое движение, вспоминая законы и формулы, сутулясь под тяжестью прочитанного, увиденного и услышанного, примеряя на себя чужой опыт и с каждым шагом ­теряя ­интерес.

Кто не успел, тот опоздал

Михаил Жванецкий писал: «Мало знать себе цену — надо еще пользоваться спросом». Товарно-денежные отношения с самим собой — это именно то, на чем погорели подверженные FoMO.

«Страх пропустить что-то важное всегда существует на фоне глобальной неудовлетворенности жизнью и еще зависти — к более успешным, как вам кажется, пользователям социальных сетей, — говорит психолог. — Но к реальности веселые оптимистичные картинки, наводнившие интернет, не ­имеют прямого отношения.

Никто не спешит делиться грустью и печалью, разве что в рамках социального флешмоба». Тот самый спрос рождают модные позитивные фотографии, веселые хэштеги и жизнь, которая хотя бы в нескольких деталях недоступна большинству.

Как говорила Саманта Джонс в сериале «Секс в большом городе», ты можешь стать кумиром молодежи, только если носишь вещи, которые они не могут себе позволить.

Ежедневно наблюдая в ленте Instagram ярмарку тщеславия, только очень стойкий оловяный солдатик не задастся вопросом: «А что со мной не так?» «Кто-то ответит, что причина — в заниженной самооценке, — рассуждает Ирина Маркова. — Но я бы говорила об адекватном восприятии себя. В слове «самооценка» смущает встроенное оценивание себя.

Зачем? По какой шкале? А судьи кто? Завышенная самооценка подразумевает некую манию величия и потребность хвастаться достижениями. Заниженная говорит о неуверенности в себе. А психическое здоровье где-то на нулевой отметке, без знаков плюс и минус. Собственную сущность не нужно оценивать, иначе сравнения с другими людьми не избежать, себя нужно чувствовать, как вы чувствуете холод, тепло, голод или жажду. Абсолютное, на уровне ощущений принятие себя гарантирует: вы осознаете, что уникальны. Не лучше и не хуже. И при этом видите уникальность каждого отдельного человека».

В студенческие годы моя соседка в общежитии всегда спала в наушниках — с включенным радио, где саундтреком к ее сновидениям вещал диджей и играла музыка.

Остаться в тишине означало оказаться наедине с собой — и если страх одиночества слишком силен, проще включить фон: радио, телевизор, компьютер.

Бесконечно пролистывая ленту, мы как бы напоминаем себе: мы не одиноки во Вселенной, где-то тоже есть жизнь. Но может, все-таки посмотреть на звезды?..

Есть мнение, что FoMO — издерж­ки новой реальности, его в той или иной степени испытывают абсолютно все, а значит, он уже по-своему норма. Но я не соглашусь. У меня есть ощущение, что FoMO, как и любой страх, лучше изжить, чем терпеть. Профилактические работы ­никогда не повредят.

Настроить ленту под себя, чтобы она была максимально полезной и в удовольствие. Выбирать ту информацию, которая делает вас богаче, расширяет ваши представления о себе и мире, а не только подтверждает то, что вы уже знаете. Чаще гулять, встречаться с друзьями и заниматься спортом.

Моя подруга взяла за правило не постить фотографии с отдыха ежедневно, а выкладывать их позже, по приезде, одним альбомом — как это было раньше, когда никто не видел, что там получилось на отснятой пленке. Один американский психолог назвал «крупным экспериментом на детях, который вышел из-под контроля».

Но мы не жертвы, если ­перестали ­бояться.

26 сентября 2016·Сипливая Ольга

Источник: https://www.Elle.ru/otnosheniya/psikho/jertvyi-sotssetey-novyie-fobii-pokoleniya-digital/

Фобии социальных сетей: 7 фобий, рожденных интернетом и гаджетами

Боюсь социальных сетей

В мире существует множество фобий, т.е. разновидностей боязни тех или иных предметов, явлений, слов и т.д. Однако всем привычной боязнью закрытых пространств или числа 13 уже никого не удивишь.

Век современных технологий диктует свои правила, в том числе касательно фобий, которые также “идут в ногу” с техническим прогрессом.

Какие же фобии появились в словаре за последние годы? К боязни чего привели социальные сети, компьютеры и цифровые технологии?

Мы живем в мире своих страхов. Боязнь замкнутого пространства, темноты или высоты – вчерашний день. Сегодня людей сводит с ума интернет-троллинг, забытый смартфон или отсутствие лайков под фото в социальных сетях. Мы попытались проникнуть в мир фобий современного человека и выделили 7 фобий-последствий НТП.

Номофобия

Вам когда-нибудь приходилось забывать свой мобильный телефон дома или в машине? Если при этом Вы испытывали дискомфорт, беспокойство и чувство страха, с высокой вероятностью Вы страдаете номофобией –
чумой XXI века.

Термин произошел от английской фразы «no mobile phone» и переводится как боязнь остаться без мобильного. Ученые выявили эту болезнь в результата исследования 2008 года, которое показало, что 66% на каждые 100 человек испытывали панический страх, оставаясь без средств связи.

Они пытались постоянно проверить пропущенные звонки, сообщения и электронную почту.

При этом стоит отметить, что в 2008 году эпоха сенсорных смартфонов с быстрым выходом в интернет еще не началась. И если тогда фобией страдало больше половины населения, сейчас заболевание, должно быть, распространилось на каждого. Попробуйте проверить себя: отключите телефон хотя бы на один день.

Киберфобия

Персональный компьютер – главный спутник жизни в современном мире, потому появление боязни компьютером или киберфобии вполне закономерно. Если номофобия – болезнь молодых, киберфобия скорее распространена среди пожилых людей, которые вынуждены осваивать новую технику.

Врачи выделяют такие симптомы киберфобии:

  • человек чрезвычайно осторожно ведет себя с ПК;
  • негативно отзывается об ЭВМ;
  • избегает компьютеров. 

Сильная степень фобии даже сопровождается физическими реакциями: головокружением и тошнотой. В лечении киберфобии понадобится помощь квалифицированного психолога и поддержка родных. Самостоятельно можно проводить ежедневную профилактику: проводить за компьютером по несколько часов.

Соционетофобия

Она же боязнь социальных сетей – современная версией страха преследования, которая проявляется в боязни завести свой аккаунт в социальных сетях, так как его могут использовать для шантажа или слежки. Это не обязательно должны быть спецслужбы, достаточно, что с личными данными могут ознакомиться люди из близкого окружения – члены семьи, клиенты или начальство.

Однако соционетофобию легко лечить. По мнению психолога Джея Байера, пациенту необходимо создать аккаунт, который бы соответствовал его зоне комфорта, например, в группе с теми же увлечениями.

Троллефобия

Любому интернет-пользователю знакомо понятие тролль. И все знают, что кормить их не стоит, банить – бесполезно, проще всего просто игнорировать.

Однако активный рост популяции троллей в последнее время вызвал ответную реакцию – троллефобию или троллепараною. Больной уверен, что все читатели, комментаторы, участники его блога или портала – тролли, цель которых – развалить проект.

Отсюда и появляется желание не привлекать к себе лишнее внимание и стремление к анонимности.

К сожалению, лекарства от троллефобии пока не существует. Психологи рекомендуют стараться не поддаваться на провокации – не “кормить” троллей.

Имоджифобия

Один из ярких примеров современных страхов, который появился в результате распространения социальных сетей, месенджеров и чатов. Человек, страдающий имоджифобией, боится, что его неправильно поймут, или что он “не к месту” поставил привычный всем смайлик или стикер.

Имоджифобию вряд ли назовешь серьезным психическим расстройством, это лишь новая форма психоза, которая носит избирательный и временный характер.

Считается, что в каждый пользователь интернета немного имоджифоб: часто в онлайн общении приходится вести одновременно официальную и личную переписку, быстро переключиться с представительского тона на дружелюбный успевают не все.

Селфифобия

Эта фобия, несмотря на свою комичность, уже отправила отправила свою первую жертву в больницу.

В конце марта 2014 года 19-летний британец Дэниэл Боуэн попал в больницу после того, как провел полгода не выходя из дома в поисках идеального селфи (фото, сделанное лично на мобильный телефон).

Парень ежедневно делал по 200 фотографий – ;его выгнали из школы, он сильно похудел, и, в конце концов, решил покончить с собой. К счастью, в последнем он не преуспел. Такие вот последствия селфофобии.

По мнению врачей, озабоченность селфи – серьезная психологическая проблема современности, которая обязательно требует медицинского вмешательства. Кстати, Дэнни Боуэна вылечили, после того как отучили постоянно пользоваться смартфоном.

Тредофобия

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d50e3227cccba00ad5689e9/5d5432c61e8e3f00acad2b61

Страх страху рознь: как соцсети угнетают и унижают нас

Боюсь социальных сетей

Страх упущенных возможностей, или FОMO (fear of missing out), обычно описывается как тревожное чувство, которое возникает, когда вы думаете, что другие люди могут хорошо провести время без вас.

Чрезмерный FОMO тесно связан с симптомами поведенческой зависимости.

Он часто приводит к нежелательному поведению, такому как постоянное чтение социальных сетей — даже в неподходящих обстоятельствах, например, за рулем, — и чрезмерной озабоченности реакцией на посты и сообщения.

Наше новое исследование выявило основные триггеры этого психологического феномена, контексты, в которых он возникает, и типы страхов, которые вызывает. Мы также предложили новые функции для социальных сетей, которые могли бы минимизировать эту самую современную форму социального беспокойства.

Люди — существа социальные по своей сути.

Наша идентичность, убеждения и поведение основаны на взаимодействии с другими людьми, от хороших знакомых до прохожих на улице, с которыми мы на мгновенье пересеклись взглядами.

У предыдущих поколений, возможно, были периоды передышек от социального мира. Но с появлением социальных сетей и смартфонов социальная информация доступна как никогда раньше.

Несмотря на пословицу, что в интернете ничего никогда не исчезает, социальная информация может устареть и со временем стать менее значимой. Например, групповые чаты, прямые трансляции и личные сообщения, ожидающие немедленного ответа. Когда люди не успевают идти в ногу со всеми этими сообщениями и потоками, FОMO поднимает свою жуткую голову.

Категории FОMO

В нашем исследовании мы рассмотрели ситуации и контексты, в которых запускается FОMO, и какие страхи встречаются.

FОMO как единичная концепция — это упрощение.

Считается, что FОMO возникает из-за невозможности выйти в интернет (потеря сигнала или разряженная батарея), но мы обнаружили, что страх часто возникает, когда люди онлайн.

Например, когда у людей есть несколько устройств и учетных записей социальных сетей, но мало времени или нет желания просмотреть их все, у них может возникнуть страх пропустить важные сообщения и события.

FОMO также случается, если люди разочарованы тем, что другой человек не отвечает на сообщение, хотя он его получил и прочитал. Они могут бояться, что повели себя неправильно в предшествующей беседе и упустили шанс проявить сочувствие. В дополнение к этому мы обнаружили ряд дополнительных страхов, таких как:

  • страх упустить возможность стать популярнее. Это происходит, если кто-то опаздывает с ответом и с выражением сочувствия, когда это необходимо;
  • страх пропустить ценную информацию;
  • страх быть исключенным из социальных групп из-за недостаточного участия;
  • страх спровоцировать негативные реакции.

FОMO ассоциируется со стрессом и беспокойством, а также с тем, как мы относимся друг к другу в сети и каковы наши ожидания. Вот почему многие считают социальные сети в их нынешнем виде антисоциальными инструментами, нацеленными главным образом на привлечение внимания людей, а не на здоровое общение.

Также существуют вопросы, как влияют технологии на нарушение благополучия людей и почему ограничены инструменты и функции, которые помогают регулировать и формировать социальное присутствие и идентичность в интернете.

Инициатива Google Digital Wellbeing — это пример усилий в этом направлении.

Приложение показывает ежедневные отчеты о том, как часто вы используете приложения, сколько уведомлений получаете, как часто проверяете телефон и снимаете блокировку экрана.

Оценивая социальные сети, мы отметили, как особенности дизайна могут запускать FОMO у пользователей. Например, основная функция отображения количества лайков поста может спровоцировать страх того, что пользователь упускает индикаторы социального одобрения — а это, в свою очередь, связано с эмоциональным благополучием.

Другие функции, например, двойная галочка в сообщениях WhatsApp, могут создавать озабоченность социальными отношениями. FОMO может появиться, когда пользователь задается вопросом, почему друзья не отвечают, несмотря на то, что прочитали сообщение.

По данным социально-психологических исследований, люди часто ошибочно интерпретируют поведение других людей. Например, человек может посчитать себя отвергнутым, если его сообщение осталось «непрочитанным» или не получило ответа, а получатель на самом деле мог просто остаться без связи или пойти на собрание.

Дизайнерские решения

Технологии могут как усилить существующие проблемы, так и послужить положительным изменениям. Из бесед с людьми, которые испытывают FОMO, мы определили ряд возможных дизайнерских решений:

  • Настроить списки приоритетов таким образом, чтобы человек получал сообщения и уведомления только о важных событиях и темах и от выбранных источников, групп и контактов, которые ему небезразличны.
  • Сделать легкой фильтрацию, запись и повторение события, чтобы человек мог вернуться в социальные сети в любое время, не упуская при этом временно доступную информацию и в то же время не перегружаясь уведомлениями, контентом и взаимодействиями.
  • Предоставить людям возможность формировать собственный протокол социального взаимодействия. Например, аналогично настройке параметров конфиденциальности, пользователи могут указать, что они не всегда отвечают на комментарии, и в сети бывают эпизодически, поэтому другим не стоит ждать, что они будут вовлечены во взаимодействие постоянно.

Источник: https://ideanomics.ru/articles/20001

ВашПсихолог
Добавить комментарий