Мчс психологическая помощь

Как с этим жить? Психолог МЧС – о помощи на месте крупных катастроф

Мчс психологическая помощь

Как психологи МЧС работают с людьми на месте катастроф, что нельзя говорить человеку, потерявшему близкого, и что делать, если ваш знакомый намекает на суицид? Начальник отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС Лидия Тимофеева рассказала порталу Москва 24 о нелегкой работе профессионалов и дала несколько советов, которые могут быть полезны всем.

Фото предоставлено пресс-службой ЦЭПП МЧС

Как психологи МЧС помогают людям на месте катастроф

Чрезвычайная ситуация всегда происходит внезапно, когда люди к ней не готовы. В одно мгновение жизнь меняется кардинально, связано ли это с потерей имущества или близкого человека.

Эта ситуация делит жизнь на “до”, когда все было известно, понятно и размеренно, и “после”, когда ничего не понятно.

Человек не знает, как жить с этим дальше, становится очень уязвимым, и зачастую именно это наносит дополнительную травму.

Психологи – эмоционально стабильный фактор в разрушенном мире, за который можно зацепиться и немного “заземлиться”. Это помогает в дальнейшем избежать серьезных травматических последствий.

Мы помогаем человеку выйти из беспомощного ощущения “не знаю, что делать”. Психологи рассказывают, с какими службами можно взаимодействовать, например, для восстановления документов. Все это помогает человеку структурировать личное пространство.

А это – прямой путь к стабилизации психического состояния.

Одна из первых очень сложных ситуаций лично для меня – авиакатастрофа, где погибла хоккейная команда “Локомотив”. Она была эмоционально очень насыщенной. Это была трагедия для всей страны.

Нельзя придумать готовую универсальную фразу, которая поможет всем. Мы с каждым говорим по-разному. В психологии есть такое понятие “работа горя”. Когда человек горюет из-за чего-то – это процесс, растянутый во времени и состоящий из разных этапов и переживаний.

Для начала специалист пытается сформулировать для себя, что сейчас происходит с человеком и какие эмоции он испытывает. Он должен помочь человеку преодолеть этапы рыботы горя, чтобы он пришел к состоянию, которое можно назвать светлой грустью.

Фото предоставлено пресс-службой ЦЭПП МЧС

Первой чрезвычайной ситуацией, на ликвидации которой работали психологи МЧС, стали взрывы на улице Гурьянова и Каширском шоссе в 1999 году. С этого момента психологи МЧС были на всех крупных ЧС в России за последние 18 лет. Это авиакатастрофы, ДТП, наводнения, землетрясения, пожары, аварии в шахтах, в том числе в этом году взрыв в метро Санкт-Петербурга и авария на руднике “Мир”.

Мы работаем с пострадавшими в ЧС в первые несколько дней, но на этом наша помощь не заканчивается. Мы взаимодействуем с психологами разных ведомств на той территории, где живут люди. Мы знакомим пострадавших со специалистами, к которым они могут обратиться после того, как мы уедем.

У нас были ситуации, когда с одними и теми же пострадавшими мы пересекались на разных ЧС. Мир тесен. У одного мужчины при аварии поезда “Невский экспресс” погиб ребенок. С того момента прошло несколько лет.

И наш специалист, работавший с этим мужчиной, встретился с ним на другой ЧС, где он был другом семьи пострадавших.

Мужчина вспомнил психолога, сам подошел и сказал, что только спустя некоторое время понял, насколько ему помог специалист во время трагедии, хотя тогда он этого не понимал.

Фото предоставлено пресс-службой ЦЭПП МЧС

Как поддержать человека, переживающего горе

Если мы говорим о близких, нужно быть очень внимательным. Зачастую люди пугаются эмоций, которые проявляют те, кто попал в трагическую ситуацию. Человека пытаются как можно быстрее успокоить, чтобы он перестал плакать. Но это неправильно.

Нужно дать возможность честно проявлять эмоции и не вынуждать делать вид, что все нормально. Эта честность и готовность воспринять его эмоции – самое важное.

Когда человек переживает трагедию, он особенно нуждается в поддержке близких. Это дает ему ощущение, что он не один. Даже если кажется, что можно сделать очень мало, лучше сделать мало, чем ничего.

Иногда мы можем вредить близким буквально одной фразой, даже когда желаем им добра. Как-то мы работали с женщиной, у которой в авиакатастрофе погиб единственный сын.

Из близких у нее остался только бывший муж, с которым они даже не жили вместе. Женщина была очень эмоциональной, психолог проработала с ней несколько часов – готовила ее к процедуре опознания.

Наши специалисты всегда ходят на процедуру опознания с семьями.

И уже под конец работы, когда они были готовы встать и идти к следователю, к ней подошел кто-то из знакомых и, конечно, из благих побуждений сказал: “Все самое страшное позади”. Реакцию женщины надо было видеть.

У нее все самое страшное только начиналось. Она потеряла ребенка, и дальше ей предстояло учиться жить без него.

Конечно, в этот момент были прерваны все следственные мероприятия и продолжилась работа для стабилизации ее состояния.

Что можно и нельзя говорить человеку в трудной ситуации

Мы всегда за правду. Если произошло что-то плохое, не нужно делать вид, что ничего не случилось. Говорить, что все будет хорошо, не стоит: мы понятия не имеем, как все будет, и не можем ничего гарантировать. Лучше сказать: “Я готов тебя поддерживать, быть рядом и готов воспринимать тебя таким, какой ты сейчас. Ты имеешь право испытывать эти эмоции”.

Фото предоставлено пресс-службой ЦЭПП МЧС

Что делать, если знакомый намекает на то, что собирается совершить суицид

Когда мы говорим о намерении человека покончить с собой или о его каких-то суицидальных мыслях, универсального прогноза нет. Невозможно определить, серьезно он настроен или нет.

Если поведение кого-то из знакомых настораживает, самый лучший вариант – помочь человеку обратиться к специалисту.

Если человек говорит о суициде, важно помнить: это не значит, что он хочет умереть, а скорее это означает, что ему невыносимо жить. На самом деле это крик о помощи.

Как психологи убеждают человека отказаться от суицида, если он готов это сделать прямо сейчас

В нашем центре есть круглосуточная дежурная группа, которая выезжает на такие вызовы. Это уникальное направление деятельности, таких специалистов всего 16. Они достаточно быстро принимают решение, какой стратегии будут придерживаться и как вести диалог. Иногда разговор идет не напрямую, а через спасателей или родственников.

В Москве в год к нам поступает около 150−200 вызовов на текущую попытку суицида.

В психологическом центре МЧС можно получить помощь специалиста в любое время дня и ночи. Туда звонят люди или обращаются через сайт интернет-службы экстренной психологической помощи в острых кризисных состояниях.

Психолог работает с человеком столько, сколько необходимо, чтобы привести его к более стабильному состоянию. Он сможет дать какие-то рекомендации, что делать дальше и куда обращаться.

Вместе они могут продумать какой-то план действий на потом.

Обратиться за психологической помощью можно по круглосуточному телефону:
+7 (499) 216-50-50

Вопрос можно также задать на официальном портале центра.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/21122017/151858

Психологи МЧС рассказали, чем делятся россияне по телефону «горячей линии»

Мчс психологическая помощь

Горячая линия МЧС открывается сразу после чрезвычайного происшествия на территории России или в любой точке мира там, где могут оказаться россияне.

Но и в другие дни, в любое время суток номер Центра экстренной психологической помощи МЧС может набрать любой русскоговорящий человек и анонимно поделиться своими переживаниями.

Психологи МЧС России рассказали Федеральному агентству новостей, с какими проблемами звонят на телефон экстренной психологической помощи россияне.

Специалисты отдела дистанционного консультирования помогают людям, оказавшимся в кризисной ситуации. В те моменты, когда человек не справляется сам.

Когда он не готов делиться проблемами ни с кем из знакомых, когда никто из этих знакомых не готов помочь. Когда он решил, что не хочет жить дальше, но в последний момент решился позвонить психологу.

Тогда приветствие в трубке «Телефон экстренной психологической помощи МЧС России, я вас слушаю» может спасти его.

В команде профессиональных психологов отдела дистанционного консультирования работает 12 человек в сменном графике по 12 часов, круглосуточно и ежедневно. Сегодня специалистов телефона экстренной психологической помощи МЧС России практически ничем не поставить в тупик: нет такой темы, которая не попала бы в составленный за годы работы специальный «кодификатор».

«С каждым звонком мы не только помогаем людям, но сами учимся, — говорит начальник отдела Елена Варфоломеева. — Встреча с каждым человеком уникальна, с какой проблемой он бы ни обращался: развод, построение отношений, сложности на работе… Из этих разговоров складывается наш опыт».

Первые дни работы телефона психологической помощи были самыми волнительными, вспоминают психологи.

«Во время первой смены мы сидели у телефона и ждали, когда он зазвонит, — рассказывает Елена Варфоломеева. — Спорили, кто возьмет трубку. С того дня в нашем журнале смены осталась запись: «Друзья, у нас был первый звонок!».

Каждый психолог телефона экстренной психологической помощи помнит свой первый разговор. Елене первой позвонила женщина, которая жаловалась, что у ее недавно родившейся дочери одна рука толще другой на сантиметр, поэтому она не может ее любить.

«Мне казалось, что меня разыгрывают, что такого не может быть, — признается Елена Варфоломеева. — Это сейчас с высоты опыта я понимаю, что надо было говорить о принятии ребенка, каким бы они ни был, но тогда это было непросто…»

«Горячей линии» МЧС доверяют мужчины

В первые годы мужчины звонили на телефон экстренной психологической помощи намного реже — их было около 20% от общего числа, но сейчас звонков от них поступает не меньше. Часто они рассказывают психологам, что набирают именно этот номер, потому что доверяют службе МЧС.

«Раньше в разговорах с мужчинами проскакивали фразы: «Сейчас ты мне диагноз поставишь и таблетки пропишешь», — рассказывает сотрудник отдела Наталья Попова. — Но за последние 10 лет ситуация изменилась. Люди уже понимают, кто такой психолог и зачем ему звонить.

Мужчины обращаются за советом, просят подсказать, чем они сами себе могут помочь. Оказалось, они очень ранимые, особенно когда дело касается поломки отношений, развода. Женщины, что удивительно, не так тяжело переживают такие ситуации.

Они поплачутся подружкам, но переживут, а у мужчин сразу все очень критично, вплоть до суицидальных мыслей».

Обращаться к психологам на телефон экстренной психологической помощи мужчин вынуждают переживания из-за долгов, кредитов, чувство несостоятельности и собственной слабости в глазах окружающих.

«Нам звонят те, кто пережил военные действия и после не смог социализироваться, — добавляет Наталья Попова. — Кто избавляется от зависимости и не может найти новый круг общения. Кто отказался от прежней жизни, а новую пока не построил и ищет поддержки».

В топе тем телефона экстренной психологической помощи уже много лет остаются семейные проблемы и проблемы в отношениях, рассказывают психологи МЧС.

В больших городах или в глубинке России, в эмиграции и на родине люди хотят поговорить об отношениях с партнерами, родителями и детьми, об одиночестве и поиске новых знакомств. На втором месте — кризисные и суицидальные состояния и мысли, переживание утраты.

Удивительно, но серьезной утратой может быть не только уход из жизни любимого человека или потеря домашнего животного, но даже кража кошелька, мобильника или измена — как утрата иллюзий о партнере.

По наблюдениям психологов, в России в разы выросло количество подростков в депрессивном состоянии, с потерей смысла жизни после окончания школы.

«Если описать собирательный образ, то это человек, который учился в школе, делал все, как говорят родители, — рассказывает Елена Варфоломеева. — ЕГЭ на какое-то время было всем смыслом его жизни, ради этого он отверг другие интересы, друзей. Задача была одна — сдать экзамены и поступить в вуз.

В итоге он поступил, оказался в другом городе, без друзей и поддержки, учится на ту профессию, которая ему совсем не интересна. Или еще готовится к сдаче экзаменов, за него уже все решено [даже если он не хочет], из этого уже «не выскочить».

Тут мы встречаемся и с суицидальными мыслями, и с употреблением запрещенных препаратов, и с нанесением вреда себе».

Из хороших новостей о нашем психическом здоровье — резко снизилось число обращений от жертв сектантства с 2013 года, когда вопрос с сектами был решен на уровне государства. Немного реже стали обращаться к психологам МЧС России и по поводу неизлечимых болезней, но не потому, что стало меньше заболеваний, а, скорее, больше появилось других ресурсов, где помогают тяжелобольным.

Те проблемы, которые волнами становятся «популярны» в СМИ, не стоит сравнивать с топом телефона экстренной психологической помощи, предупреждают психологи. Анонимность службы психологической помощи и раньше позволяла обсуждать их с клиентами, к примеру темы домашнего насилия или сексуальной ориентации.

«Не подруга на кухне, а профессиональная служба помощи»

Первое, что делает психолог телефона экстренной психологической помощи, — определяет, в каком состоянии звонит человек, а также насколько оно острое. Проще говоря — насколько ему больно сейчас.

«Мы не подруга на кухне, а профессиональная служба помощи, — объясняет психолог Ольга Стратий. — Мы помогаем не по наитию или опыту, а на основе базы профессиональных знаний психологии. Мы понимаем, что есть происходящее, а есть картина происходящего в голове у человека, который звонит нам.

Психологическая помощь заключается в том, чтобы изменить этот образ, воздействовать на картину и помочь человеку преодолеть стресс и обескураженность, которые мешают ему действовать. Мы точно знаем, как работает механизм горя, как любой человек переживает утрату, именно потому так эффективно можем помочь».

В отделе дистанционного консультирования МЧС работают специалисты разных направлений психологии, каждый из них пользуется своими наработками и методами, но жестких прописанных алгоритмов нет ни у кого. Разговор с позвонившим на телефон экстренной психологической помощи — это всегда импровизация, признаются психологи.

«Кому-то надо сказать: «Давай подумаем логически, давай разложим эту ситуацию», — комментирует Елена Варфоломеева.

— Кому-то: «Представьте, что вы — принцесса в сказочном замке…» и даже не пытаться прибегать к логике — это не сработает.

А кто-то звонит с панической атакой, ему вообще нужно предложить выполнить дыхательные упражнения. Ты никогда не предугадаешь, кто позвонит и в каком состоянии».

Чем бы ни начался разговор с клиентом телефона экстренной психологической помощи МЧС России, закончиться он должен выводом человека из тоннельного состояния сознания, когда он способен увидеть выход и найти решение. Психолог не положит трубку, пока не убедится в том, что его собеседник знает, как действовать дальше. Иногда это «дальше» — выпить горячий чай или лечь спать. И это уже много.

«Я звоню вам с моста»

В Центре экстренной психологической помощи есть специалисты экстренной помощи, которые выезжают помочь человеку, находящемуся на грани суицида. В таком же состоянии люди звонят и на телефон экстренной психологической помощи, словно говоря себе: «Ладно, пусть это будет последний шанс».

Как вы делаете так, что этот разговор не становится для человека последним? Как вы уговариваете его остаться здесь, с нами? Задаю эти вопросы каждому психологу, а они мне в ответ — истории удивительных спасений.

Наталья Попова рассказывает, как в течение часа буквально «шла» с девушкой от берега холодной реки, куда та уже была готова кинуться, к теплому уютному дому. Вместе с ней заходила в подъезд, поднималась в квартиру, зажигала свет и ставила чайник, заваривала ромашку и своим голосом расслабляла, отогревала, успокаивала. Так и уложила спать.

Одного из звонивших мужчин вынимали из петли совершенно другим способом. Человек был в очень тяжелом душевном состоянии из-за ухода жены с ребенком. Он не видел жизни без своей семьи.

И во время беседы психологу удалось, зацепившись за обсуждение его прощальной записки и оговаривая ее детали, переключить внимание и силы мужчины на жизненные ценности, а в финале разговора даже построить планы по восстановлению семьи.

«Самое важное из того, что мы делаем в разговоре с суицидентом, — нащупываем его смысл, — рассказывает Ольга Стратий. — Он звонит нам и делится тем, какой хороший выход он придумал — решил уйти.

А ты находишь слабое место этой концепции, вмешиваешься в его ход мыслей и разрушаешь его план. Вот человек стоит на мосту, у него в голове все уже решено, но потом он позвонил психологу и вместе с ним увидел свой же план с другой стороны.

И вдруг перестал видеть свою ситуацию однозначно безвыходной».

Телефон экстренной психологической помощи МЧС России в любимых номерах

Психологи МЧС России, конечно, не считают, сколько людей они «увели с моста», но в службе есть статистика количества звонков. За время работы отдела дистанционной психологической помощи специалисты провели около 97 тысяч консультаций по телефону, а вместе с обращениями на интернет-сайт службы — почти 138 тысяч консультаций.

В среднем, полноценная консультация длится 40-60 минут, но есть клиенты, которым этого времени не хватает.

Также в любой телефонной психологической службе есть «постоянные абоненты». Как правило, это люди не в острых кризисных состояниях, а клиенты с психическими расстройствами или одинокие домоседы.

С ними уже не раз работали разные специалисты, но их проблема не решается средствами экстренной психологической помощи, а потребность в общении у людей остается.

Они звонят с рассказами о том, как прошел их день, от чего тревожно сегодня.

«Мы понимаем, что с такими людьми могут не выдерживать даже самые близкие, и мы остаемся последними, с кем можно поговорить. Но в то же время нам надо оставить время для тех, кому мы можем понадобиться в экстренной ситуации, поэтому таких абонентов мы ограничиваем во времени консультации», — говорит Елена Варфоломеева.

В любой момент нашей жизни мир может предложить нам неожиданную и слишком сложную задачу. Как мы с ней справимся — зависит от личного ресурса.

Чтобы запас прочности был больше, психологи советуют заботиться о своем внутреннем мире и психическом здоровье так же, как о теле; уделять равное внимание разным сферам своей жизни, чтобы «не класть все яйца в одну корзину»; различать поступки и намерения людей и учиться слышать друг друга.

Если же все это не сработает, в самый критический момент стоит не побояться набрать номер экстренной психологической помощи МЧС, даже если в стране все спокойно, но где-то упал ваш личный, внутренний самолет. Этот телефон всегда работает.

Федеральное агентство новостей поздравляет с 20-летием Центр экстренной психологической помощи МЧС. Ранее ФАН рассказывало о работе психологов службы экстренной помощи и о работе «горячей линии» в режиме ЧС.

Источник: https://riafan.ru/1215145-psikhologi-mchs-rasskazali-chem-delyatsya-rossiyane-po-telefonu-goryachei-linii

Психолог МЧС России

Мчс психологическая помощь

Мы начинаем цикл статей под условным названием «о профессии без прикрас». Да, вот так, без приукрашиваний, без красивых фраз, без замалчивания неприглядных сторон.

У любой профессии есть две стороны медали – как, в общем-то и у всего. Мы поделали большую работу, беседуя один на один с представителями разных профессий системы МЧС, мы услышали много откровений, именно поэтому все имена вымышленные.

Все остальное – настоящее, без цензуры, предельно откровенно.

Для кого работаем?

Во-первых, для нас, для самих сотрудников и работников МЧС. Для того, чтобы каждый понял, что не одинок, для того, чтобы можно было перенять у коллег какой-то опыт. Для руководителей разного уровня, которые способны своими решениями что-то изменить в лучшую сторону. Для каждого из нас – понимая некоторые нюансы работы коллег, мы становимся ближе друг к другу.

Во-вторых, мы очень надеемся, что цикл будет полезным для обычных людей, для тех, ради кого мы работаем, чью безопасность обеспечиваем. Для того, чтобы было поменьше разговоров о том, что «опять пожарные приехали без воды и пьяные», для того, чтобы люди перестали думать, что на службу пожарные приходят спать, для того, чтобы обыватели узнали правду о нашей работе.

И третья цель, преследуемая нами – это наши потенциальные коллеги. Те, кто мечтает о профессии пожарного или спасателя, руководствуясь благородными целями и опираясь в своих стремлениях лишь на романтике профессии.

Таких, к сожалению, приходит немало – тех, кто ошибочно представляет профессию чередой подвигов и признаний и неизбежно разочаровывается, сталкиваясь с тем, о чем невозможно узнать из фильмов и книг – с рутинной тяжелой работой, с равнодушием вместо ожидаемой благодарности, с зарплатой меньше той, на которую рассчитывали, наконец.

Будет правильнее, если люди будут идти в профессию с реальными представлениями, без розовых очков. Тогда будет меньше разочарований и меньше случайных людей там, где от профессионализма зависит человеческая жизнь.

О профессии

Светлана, 33 года, психолог одного из отрядов государственной противопожарной службы. Стаж в должности – 10 лет.

— Откуда Вы пришли в профессию? Мечтали с детства или стечение обстоятельств? Почему психолог? Почему именно в МЧС?

Сначала о профессии. Нет, я не могу сказать, что с самого детства мечтала стать психологом. Мечтала быть сначала учителем, затем врачом . Одно было понятно – я хочу работать с людьми, помогать им. В старших классах, когда пришла пора определяться с выбором института, с нами плотно работали психологи на предмет профориентации.

И вот тогда-то я поняла, что вот оно – то, чем я хочу заниматься. Учиться на психолога я пошла целенаправленно. Уже в процессе учебы стало ясно, что мне интереснее работать со взрослыми людьми, с состоявшимися личностями. Преддипломную практику проходила в одном из подразделений МВД.

Получила диплом и уже знала, в какой сфере искать работу своей мечты. У меня не было ни каких-то знакомств, ни блата, но была цель и было огромное желание.

Я методично искала то, что хотела, наконец меня пригласили на собеседование в одно из подразделений пожарной охраны, дали направление, но честно предупредили, что я – одна из трех претенденток на эту должность. Но удача повернулась ко мне лицом – меня взяли.

— Значит, есть шанс просто прийти «с улицы» и быть принятым в ряды МЧС?

Конечно есть. При условии, что кандидат подходит под все требования к образованию, к состоянию здоровья.

На должности младшего начальствующего состава – шансы довольно высокие, на офицерские – пониже. На некоторые должности шансы совсем крошечные. Это в основном должности, считающиеся женскими. Диспетчер, бухгалтер.

Психолог относится к ним же. Сюда в основном берут своих же. Так что мне просто повезло.

Психологическая диагностика пожарных

— Каковы функциональные обязанности психолога МЧС? Чем вы занимаетесь?

Работа психолога МЧС психолога включает в себя направления, которые условно можно разделить на две большие группы. Во-первых, это психологическое сопровождение личного состава МЧС, а во-вторых, оказание экстренной психологической помощи населению в чрезвычайных ситуациях.

— Давайте поподробнее о каждом направлении. Что значит психологическое сопровождение личного состава? Кого и куда вы сопровождаете?

Сам термин дает довольно исчерпывающий ответ. Да, это именно сопровождение, психолог ведет каждого сотрудника на протяжении всего периода его службы.

Все кандидаты на службу или работу проходят обязательное собеседование у психолога – это предварительный профессиональный отбор.

Психодиагностика – каждый сотрудник с определенной периодичностью должен пройти тестирование для того, чтобы вовремя выявить нюансы, с которыми необходимо поработать. Психокоррекция – это как раз работа с теми нюансами, которые были выявлены на этапе психодиагностики.

Кроме того, мы регулярно мониторим состояние психологического климата в коллективе, работаем с так называемой «группой риска», проводим занятия по психологической подготовке с обязательной проверкой знаний, участвует в работе аттестационной комиссии – все это тоже наши обязанности.

— Второе направление работы психолога МЧС – оказание помощи населению

Да, оказание экстренной психологической помощи населению в чрезвычайных ситуациях. Это направление сравнительно недавно ввели в функциональные обязанности психолога, в самом начале становления психологической службы в пожарной охране мы работали исключительно со своими сотрудниками.

— Стало сложнее?

Конечно. Это два различных направления, работа с личным составом требует периодичности, регулярности, тщательности. Тогда как оказание экстренной психологической помощи населению предполагает мобильность, готовность в кратчайшие сроки выехать на место происшествия и работать там.

Естественно, это ломает график работы с личным составом, восстановить который потом достаточно сложно. Судите сами – в отряде, где служу я, чуть больше тысячи человек. Почти ежедневно запланированы поездки в части.

Вариантов немного – периодичность мероприятий я сократить не имею права, значит, необходимо сократить продолжительность, что не может не сказаться на качестве.

Еще о наболевшем – судя по опыту моих коллег, ни один психолог не обходится без дополнительных, не указанных в должностной инструкции функциональных обязанностей. Как правило, на психологов «вешают» культурно-массовую работу , организацию подготовки участников различных смотров-конкурсов художественной самодеятельности.

Да, это хорошая возможность одновременно поработать с личным составом, понаблюдать в неформальной обстановке, однако это опять затраченное время и усилия, которые гораздо больше пользы принесли бы, будь использованы по назначению, то есть в соответствии со своими прямыми обязанностями. Это, к сожалению, не единичный случай.

— Что для вас в вашей профессии самое трудное?

Один из самых сложных моментов – это необходимость постоянной готовности к работе в зоне ЧС. Чрезвычайная ситуация на то и чрезвычайная, что происходит внезапно, ее невозможно спрогнозировать в большинстве случаев.

Мы всегда, в любое время суток, должны быть готовы моментально отреагировать, выехать на место ЧС и начать работать. В каждом регионе есть график дежурства психологов, по которому устанавливается недельное дежурство каждого.

Но все мы понимаем, что в зависимости от масштабов происшествия может понадобиться дополнительная помощь, поэтому все-таки готовы мы должны быть всегда. Быть готовым ко всему. Теракт, дорожно-транспортное происшествие, авария, стихийное бедствие. А это постоянное внутреннее напряжение.

Я очень не люблю внезапных телефонных звонков, особенно в нерабочее время, особенно от коллег. Вот звонит телефон, а я глазами ищу ключи от машины, тревожный чемоданчик, у меня уже четкий план в голове, я мысленно собралась и готова. И прежде чем я узнаю кто и зачем звонит, я уже прокручиваю возможные варианты.

Это доли секунды, но это колоссальное напряжение. У нас с коллегами сам собой сложился определенный ритуал – когда звоним друг другу не для вызова на ЧС – первые слова, вместо приветствия – «все нормально», «все спокойно». Бережем друг друга.

Кроме психологического напряжения от ожидания вызова, это определенные неудобства. Мы всегда должны быть на связи, мы не можем забыть или отключить на время телефон, мы всегда должны быть в зоне доступа, мы не можем выехать из города без предварительного согласования выезда с руководством.

— А как ваши близкие относятся к вашей работе?

С пониманием относятся, к счастью. Но совмещать семью и работу психолога МЧС получается не у всех. В большинстве своем на этой должности женщины. Мужчины – психологи есть, но это скорее исключение. Нередки случаи, когда после декрета сотрудница понимает – нужно делать выбор между работой и семьей – слишком много времени и душевных сил требует работа.

— Большая текучесть кадров среди психологов?

Среди аттестованных психологов – сравнительно не велика. Прежде чем устроиться сюда, кандидат проходит жесткий отбор и чаще всего на этом этапе уже понимает, куда именно идет. Очень огорчает в этой связи отсутствие стабильности, перманентная угроза сокращения.

Совсем сокращать должности психологов, конечно, никто не будет – сейчас все понимают необходимость в работе этих специалистов. Но введение гражданских должностей вместо аттестованных уже практикуется. И вот среди вольнонаемных психологов текучесть как раз высокая.

Жесткие требования, напряженный график работы – а зарплата в два раза ниже, чем у аттестованных коллег.

— Нужно очень любить свою работу, чтобы работать при таких условиях?

Я бы немного по-другому сформулировала – нужно иметь возможность любить работу при таких условиях. Не каждый может позволить себе роскошь работать в удовольствие, невзирая на размер зарплаты.

А любить свою работу необходимо при любой зарплате, иначе в профессии психолога работать не получится ни за какие деньги.

Источник: https://fireman.club/statyi-polzovateley/o-rabote-psihologa-mchs/

Куда обратиться за оказанием психологической помощи?

Мчс психологическая помощь

Подразделения, оказывающие экстренную и кризисную медико-психологическую помощь несовершеннолетним и их семьям в Москве:

  • Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков (с 3-х до 15-ти лет). Адрес: 119334, г. Москва, 5-й Донской пр-д., д. 21А, тел. справочной службы: 8 (495) 952-49-20.
  • Кризисный центр при больнице №20 (с 15-ти лет), тел.: 8 (495) 471-11-38 (с 9.00 до 14.00 кроме сб., вскр.), госпитализация тел.: 8 (495) 471-21-63.
  • Отделение суицидологии ФГБУ «Московский НИИ психиатрии» Минздрава России, тел.: 8 (495) 963-75-72 (консультации с возможной госпитализацией).
  • Городская клиническая психиатрическая больница № 15, Медико-педагогический лечебно-реабилитационный центр по подростковой психиатрии для детей 15–18 лет. Психоневрологическая, консультативная, лечебно-реабилитационная и медико-педагогическая помощь, тел.: 8 (495) 324-54-89 – справочная; 8 (495) 324-54-59 – приемное отделение; 8 (495) 324-41-05 – клинико-диагностическое лечебно-реабилитационное отделение.
  • Московская служба психологической помощи населению (отделения по всем округам г. Москвы), тел.: 8 (499) 173-09-09 – запись на прием.
  • Экстренная медико-психологическая помощь при психоневрологическом диспансере № 14, тел.: 8 (499) 791-20-50 (амбулаторное лечение, консультации, стационар (в т.ч. для несовершеннолетних) – только жители ЦАО).

Дистанционная помощь (телефоны доверия,  интернет-консультирование)  для несовершеннолетних и их семей:

  • Телефон горячей линии Центра экстренной психологической помощи МЧС России 8 (459) 626-37-07 (круглосуточно, анонимно, бесплатно).
  • Интернет-служба экстренной психологической помощи МЧС России URL: http://www.psi.mchs.gov.ru/ (круглосуточно, анонимно, бесплатно).
  • Телефон отдела неотложной психиатрии и помощи при чрезвычайных ситуациях в ФГБУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им В.П. Сербского» 8 (495) 637-70-70 (круглосуточно, бесплатно).
  • Всероссийский детский телефон доверия 8 (800) 200-01-22 (звонок из любого региона РФ бесплатный, абонент попадает в службу своего региона, круглосуточно, анонимно).
  • Телефон неотложной психологической помощи Московской службы психологической помощи населению 051 – звонок возможен только со стационарного телефона города Москвы, не мобильного, (круглосуточно, анонимно, бесплатно).
  • Детский телефон доверия Центра экстренной психологической помощи ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет» 8 (495) 624-60-01.

Центры психолого-педагогической медико-социальной помощи Департамента образования города Москвы и Московской области, оказывающие экстренную и кризисную психологическую помощь несовершеннолетним:

  • Центр диагностики и консультирования «Участие» (СВАО). Адрес: ул. Ленская, д.4., тел.: 8 (495) 471-02-81.
  • Центр психолого-медико-социального сопровождения «Взаимодействие» (ЮАО). Адрес: Каширский проезд, д.7, тел.: 8 (499) 794-29-58.
  • Центр психолого-медико-социального сопровождения «Живые потоки». Адрес: Осенний б-р, д.16, к. 6, тел.: 8 (495) 413-05-35, 8 (495) 413-11-15.
  • Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Крестьянская застава» (ЮВАО). Адрес: ул. Люблинская, д. 27/2, тел.: 8 (499)178-45-01 (запись на прием).
  • Центр психолого-медико-социального сопровождения «Доверие» (САО). Адрес: ул. Красноармейская, д. 12, тел.: 8 (495) 612-80-30.
  • Центр психолого-медико-социального сопровождения «Радуга». Адрес учреждения: г. Балашиха, ш. Энтузиастов, дом 38, тел.: Телефон (495)524-49-17, факс (495) 524-49-17

Иные организации:

  • Центр экстренной психологической помощи ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет» (выезд в образовательные учреждения для профилактики суицидального поведения, после завершенных суицидов/попыток суицидов (по запросу образовательного учреждения), психологическое консультирование детей и подростков (с родителями). Адрес: 119146, г. Москва, Шелепихинская наб., д.2А, тел.: 8 (499) 795-15-01, 8 (499) 795-15-07.
  • Центр «Перекресток» ГБОУ ВПО «Московский городской психолого-педагогический университет» (работа с «трудными» подростками 10-18 лет, индивидуальные и семейные консультации, мастерские, родительский клуб). Адрес: 119146, г. Москва, Фрунзенская наб., д.36/2, тел.: 8 (495) 609-17-72. Государственное учреждение «Социально-реабилитационный Центр для несовершеннолетних «Красносельский» Центрального административного округа города Москвы (срочная социальная, психологическая, юридическая помощь несовершеннолетним, находящимся в трудной жизненной ситуации, профилактика безнадзорности и беспризорности), 8 (499) 975-27-50 (круглосуточно, бесплатно).
  • Линия помощи «Дети онлайн» (служба телефонного и онлайн-консультирования для детей и взрослых по проблемам безопасного использования детьми и подростками интернета и мобильной связи) 8 (800) 250-00-15 (бесплатно, с 11.00 до 18.00, по рабочим дням).
  • Информационно-консультативная служба по проблемам алкоголизма, наркомании и игровой зависимости (группы взаимопомощи). Адрес: ул. Шверника, д. 10А, тел.: 8 (499) 126-04-51

Источник: https://obrazovanie-balashiha.edumsko.ru/activities/psychology/post/965403

Психологи МЧС советуют сократить просмотр эмоциональных новостей в условиях самоизоляции

Мчс психологическая помощь

МОСКВА, 1 апреля. /ТАСС/. Психологи МЧС России советуют сократить просмотр эмоционально заряженных новостей, так как в нынешних условиях угрозы распространения коронавируса и вынужденной изоляции неизбежно возрастает уровень тревожности. Об этом в интервью ТАСС сообщила начальник отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС Лидия Тимофеева.

По ее словам, ситуация неизвестности и резкого изменения жизненных условий, в том числе необходимость находиться дома, может являться источником стресса и тревоги.

“Тревога делится на две группы – генерализованная, когда человек переживает сразу из-за всего, не может выделить конкретную причину, и эти ощущения захватывают его целиком, и тревога, причиной которой является что-то конкретное.

В случае выраженной генерализованной тревоги необходимо постараться минимизировать количество эмоционально заряженных новостей, пользоваться официальными источниками информации, лучше читать новостные материалы, чем смотреть видеоролики”, – отметила Тимофеева.

Наполнить пустоту

По ее словам, также надо делать перерывы между потреблением информации, чтобы она поступала дозировано, отвлекаться на что-то иное, например, заняться домашними делами или творчеством, работой или чтением, сделать так, чтобы этот информационный поток перестал быть постоянным. “Это способ минимизировать уровень генерализованной тревоги, – пояснила психолог.

– Например, составить график просмотра новостей, допустим, дважды в день. Этого достаточно, чтобы быть в курсе происходящего”. “Сейчас именно от человека зависит, как наполнить пустоту, которая возникает в связи с тем, что он не может выполнять привычные дела.

Человек может наполнить пустоту страхами, а может использовать это время для получения новых знаний, полезных занятий, общения с близкими”, – сказала Тимофеева.

Составить план

В случае, если человек испытывает тревогу по какой-то конкретной причине, например, боится заразиться или потерять работу, психологи МЧС советуют постараться продумать конкретный, детальный план действий и способы решения таких возможных проблем.

Тимофеева отметила, что “определенный уровень тревоги необходим, именно он помогает относиться серьезнее к возможным опасностям и соблюдать необходимые меры предосторожности”.

Контролировать ситуацию

Также непростым испытанием для многих может стать самоизоляция, когда длительное время придется находиться дома. “Раньше графики всех членов семьи были распланированы, а сейчас получается, что с резким изменением ритма жизни вся семья оказывается в замкнутом пространстве.

Это может казаться не простым испытанием даже для очень близких отношений, поэтому мы бы рекомендовали не забывать о режиме, составить график так, чтобы у каждого члена семьи был предусмотрен определенный перечень дел”, – сообщила в свою очередь начальник отдела дистанционных методов психологического консультирования и информационной поддержки ЦЭПП МЧС Елена Варфоломеева.

Она добавила, что не надо забывать про личное пространство, необходимо сформировать свой режим жизни, чтобы чувствовать себя человеком, который управляет ситуацией.

По мнению психологов, самыми действенными в сложившейся ситуации являются простые рецепты – сделать то, что откладывали в долгий ящик, заняться тем, на что не хватало раньше времени. “Это могут быть, как и самые простые бытовые вещи, так и саморазвитие. Это тоже является хорошим способом, чтобы справиться с ощущением тревоги”, – пояснила Варфоломеева.

Она добавила, что не надо забывать и о близких, которые живут отдельно. “Им лучше звонить регулярно, несколько раз в день в одно и то же время. Любая стабильность и режим в такой ситуации дают ощущение уверенности”, – сказала специалист.

Не стесняться обращаться к психологам

Психологи МЧС России призывают россиян в условиях самоизоляции и угрозы распространения коронавируса не стесняться обращаться к специалистам за психологической помощью и поддержкой.

Как рассказала ТАСС Лидия Тимофеева, сама по себе сложившаяся ситуация является стрессовой, так как она привела к изменению жизни огромного количества людей, а общее ощущение тревоги в целом может влиять на состояние иммунитета, отражаться на физических ощущениях и здоровье.

“Острые эмоциональные переживания могут привести к ухудшению состояния в целом. И в такой ситуации, безусловно, очень важно вовремя обратиться за помощью.

В Москве и других регионах работают круглосуточные телефоны доверия, на которые можно обратиться и получить помощь специалиста”, – сказала Тимофеева.

Она добавила, что стесняться этого не надо, как и не надо бояться рассказывать о своих ощущениях: “Мне тяжело, я переживаю”. “Тогда будет гораздо больше возможности получить поддержку, в том числе от своих близких, и понять, что такие переживания не единичны, что вокруг есть люди, которые испытывают схожие эмоции”, – сказала специалист.

В подобной ситуации такие реакции нормальны. “Дополнительную тревогу может вызывать невозможность спрогнозировать что-либо в данной ситуации, которая новая для всех. Как долго она будет длиться, не известно.

Любая неопределенность и неизвестность повышают уровень тревожности у людей, поэтому могут появляться страхи – это и страх заболеть, и страх потери близких, стабильности и определенности жизни”, – пояснила психолог.

Начальник отдела дистанционных методов психологического консультирования и информационной поддержки ЦЭПП МЧС Елена Варфоломеева в свою очередь отметила, что развитие ситуации с коронавирусом зависит от каждого человека. “Человек, оставшийся дома, поступающий разумно, сам вносит вклад в борьбу с коронавирусом.

Здесь важно, чтобы, не впадая в панику, отнестись к ситуации серьезно и сделать то, что ты можешь сделать сам для стабилизации ситуации”, – считает Варфоломеева.

Но, отметила она, если человек понимает, что не справляется со страхами, переживаниями, стрессом, ему стоит обратиться за профессиональной помощью специалиста.

“Экстренная психологическая помощь нужна тогда, когда состояние мешает, когда в этом состояние плохо, и остро плохо, когда эмоциональные переживания настолько тяжелые, что они мешают нормально жить”, – пояснила в свою очередь Тимофеева.

Источник: https://tass.ru/obschestvo/8129821

ВашПсихолог
Добавить комментарий