Мой друг шизофреник

История шизофреника. Мой друг Сережа

Мой друг шизофреник

Мой диагноз параноидная шизофрения. Заболел я через год после окончания университета. Вот уже 10 лет я работаю в IT, сейчас моя должность — старший инженер-программист. Хочу рассказать, с какими проблемами может столкнуться человек с серьезным психическим заболеванием при построении карьеры.

Это практическая статья. В ней я почти не буду касаться моих симптомов и описывать свой опыт. Таких статей и без меня не мало, и на хабре они тоже есть. Есть целое издательство, которое специализируется на книгах о шизофреническом опыте.

Демография

Шизофрения есть у 1 из 100. Средний IQ шизофреника 90, тогда как у нормального человека он равен 100. Это говорит о том, что людей достаточно умных для инженерной работы среди шизофреников меньше.

Такие люди, как Джон Нэш или Бобби Фишер (хотя это спорный вопрос, была ли шизофрения) особенно редки. Всего лишь в 25-30% случаев шизофрения не сказывается на умственных способностях. В основном они попадают под удар.

Да и далеко не каждый выберет ремесло программиста своей профессией.

Программистов и шизофреников мало. На всем реддите, после долгих поисков, я насчитал человек 15. На всем Хабре наберется человек 5. В общем, не пугайтесь, вряд ли я работаю в вашей компании. Вряд ли вы вообще встретите настоящих шизофреников на рынке труда квалифицированных программистов (кроме, конечно, тех случаев, когда диагноз однозначно можно поставить по резюме).

Нас очень мало, но мы есть. И шизофрения вовсе не повод отказываться от жизни, садиться на инвалидность и сидеть в четырех стенах.

Говорить ли о диагнозе

Конечно не говорить, никогда, никому и не при каких обстоятельствах. Я работаю в enterprise-разработке, на иностранного заказчика. Здесь люди боятся к митингу с заказчиком подпускать джуниоров, «а вдруг он чего ляпнет».

А тут такой риск. Если всплывет, то возможно и уволят, бизнес есть бизнес. Ну или не уволят, если вам повезло и вы работаете в современной прогрессивной компании. Но, например, не повысят в должности. Или не повысят зарплату.

Нам, вообще говоря, не очень-то и рады. По опросу, 38% жителей России с удовольствием куда-нибудь меня сошлют и изолируют. Куда угодно, лишь бы с глаз долой. В IT, правда, публика куда более прогрессивная, чем в среднем по стране.

Не так давно скончавшийся Фредерик Фриз, PhD по психологии с шизофренией, советовал так:

«открыто говорить о своем диагнозе можно либо если у вас tenure, как у Эллин Сакс, либо если вы собираетесь на пенсию»

Я бы добавил, что если атмосфера более или менее благоприятная, и вы женщина, то возможно к вам отнесутся просто как к человеку с хроническим заболеванием. Мужчине я бы не советовал рисковать.

Подбор препаратов и побочные эффекты

Свой третий десяток я провел ревностно ненавидя психиатров, отказываясь от препаратов, зачитываясь антипсихиатрией и историями о мафии Big Pharma. Результат — три психотических эпизода, две госпитализации.

Каждый раз я так или иначе был вынужден менять работу, друзьям во время эпизодов я рассылал странные зашифрованные сообщения. Много людей перестало со мной разговаривать после этого. Ничего хорошего.

Лекарства надо пить.

На ум сразу приходит Терри Дэвис. Безусловно, умный и талантливый человек, который отказался от лекарств и в результате всю жизнь потратил на занятия сомнительного характера.

Чтобы он мог сделать, пей он лекарства? Вряд ли бы он стал знаменитым, но был бы жив до сих пор и где-нибудь работал программистом. Другой пример, конечно, Джон Нэш, никогда не пивший лекарств. Шизофрения у него отступила, так часто бывает с возрастом.

Но не стоит забывать что перед этим Джон Нэш 20 лет разговаривал с инопланетянами. И лишь чудом не оказался на улице. Мало кто может позволить себе такую роскошь.

На четвертом десятке хочется спокойствия и стабильной жизни.

Главными побочными эффектами антипсихотических препаратов второго поколения были гормональные нарушения, проблемы с сердечно-сосудистой системой, излишняя седация и набор веса.

На рынке уже есть препараты, не давящие на сердце, не вызывающие сильного набора веса и гормональных нарушений. Правда, увы, не всем они подойдут. Попробовать стоит.

Но есть и другие побочки. Например, лекарство, которое я принимаю, уничтожило мои озарения, «a-ha moments». Я по-прежнему понимаю разные вещи, но понимание проходит тихо и мирно, без озарений. По ним я скучаю. В общем, лекарства обязательно сделают жизнь менее интересной, яркой и насыщенной. Но куда более предсказуемой и стабильной, в общем сносной.

Выбираем психиатра

Для подбора препарата и выписки рецептов понадобится психиатр. Скорее всего не один. Навязанный государством психиатр по своему качеству примерно соответствует государственному адвокату. Вот что мне довелось слышать от государственных психиатров:

– «Работать вам тяжело? Вот и выбирайте, или лекарства, или работа»

– «Вес набираете? Так это же хорошо!»

– «Зачем тебе эти новые антипсихотики? Бери галоперидол! Они все одинаковые, только деньги вытягивают из вас» (Галоперидол — старый препарат с очень плохими побочными эффектами: двоится в глазах, спазмы мышц, долговременное применение ведет к неизлечимым неврологическим последствиям. В 2013 году вышла статья о том, что этот препарат нейротоксический)

Участковые психиатры, конечно, делают свое дело. Они помогают больным получать какие-то лекарства. Они помогают оформить инвалидность. Они следят, чтобы их подопечные не оказались на улице. Но если хочется чего-то большего, то стоит обратиться к частному специалисту.

Но и частный специалист в лучшем случае будут лечить, исходя из статистики и средних. Без проб и ошибок не обойдется. В случае похуже попадется врач, падкий на рекламу, но опять же назначит новые модные препараты — не так уж плохо, препараты и правда все лучше и лучше. В худшем случае будут лечить, исходя из «опыта». Как показывает практика, наличие опыта явление скорее негативное.

Например, врач отказывалась сменить препарат, потому что у нее была пациентка, у которой на препарате случилось обострение. Моих аргументов было много. шизофрения протекает у всех по-разному.

В мире полно людей именно на этом препарате без обострений. Обострения иногда бывают и на более сильных препаратах. Не факт, что эта пациентка правильно и вовремя препарат применяла.

Все они разбивались об стену.

Когда вы нанимаете психиатра, он должен действовать в ваших интересах. Ваши интересы — это не только снизить риск заболевания, но и минимизировать побочные эффекты, и вернуться к полноценной трудовой деятельности. Если нанятый доктор не действует в ваших интересах, с ним надо без всякого сожаления расставаться.

Обострения и больницы

Обострения случаются. Препарат ревностно принимается изо дня в день, и все равно обострение. Самая часто применяемая техника при обострениях — поднять дозу лекарств и понаблюдать. Возможно это придется проделать самому.

Возможно с врачом, которому доверяете. Ну а если подъем дозы не помог, то обострение надо купировать более серьезными медикаментами. На рынке есть препараты пролонгированного действия, применение позволяет купировать самые тяжелые приступы.

Главное — вовремя среагировать.

Обострение чревато попаданием в больницу. Все этого боятся. В психиатрическую больницу попадают надолго, минимум три недели. Больница напоминает тюрьму. Что касаемо персонала: санитаров, медсестер и врачей — это, конечно, не монстры и не садисты. Но это озлобленные люди.

Уставшие, выгоревшие, циничные и безразличные. Которым очень мало платят за очень стрессовую работу. Страшно еще и то, что за больничный лист со штампом заведения, в легкую могут уволить с работы. Тут надо выкручиваться.

Возможно больничный не стоит брать оттуда вообще, а искать где-то на стороне.

Иногда обострение первым замечает сам больной. Иногда близкие люди. Поэтому хорошо жить с кем-то. В одном исследовании именно этот факт повышает риск восстановления. Ничего плохого не вижу, в том, чтобы съехаться с родителями на некоторое время.

Это уменьшит вероятность успешной личной жизни, но положа руку на сердце, успешная личная жизнь с таким диагнозом не особо светит. У женщин все, правда, получше. На ту же роль, конечно, пойдет и супруг/супруга. Или терапевт.

В общем, кто-то должен быть.

Обострения — скользкая тема. Лучше, конечно, не допускать. Без таблеток вероятность обострения около 80% в год. В любом случае, надо быть готовым паковать чемоданы и искать новую работу. Возможно что и в другом городе.

Психотерапия

Еще несколько лет назад когнитивно-поведенческую терапию считали стандартом лечения. В рекомендациях писали что лекарства обязательны, но без психотерапии вдобавок прям никуда.

Сейчас настроения изменились и на психотерапию посматривают косо. Я ходил на когнитивно-поведенческую терапию. Толку было мало. Не могу сказать, что прям «выкачивали деньги», там сидел человек, который меня слушал и что-то предлагал.

Но не получилось в общем, не сошлись мы с терапевтом характерами.

Тем не менее, я считаю психотерапию полезной. Как только кризис миновал, остается огромное количество страхов. А как я дальше буду жить? А справлюсь ли я? А вдруг еще обострение? А вот у меня дыра образовалась в резюме, что я скажу на собеседовании? За этими страхами стоят реальные проблемы.

Их можно проработать с терапевтом, только не надо искать причины в детских травмах, или применять технологии НЛП, нужен просто грамотный эмоционально невовлеченный собеседник. Перед походом к терапевту, нужно сначала четко сформулировать все свои проблемы. Время там ресурс дорогой.

Выбирать надо психотерапевта поумнее, не стоит ориентироваться на конкретные школы и методики, но конечно психоаналитик и НЛПист тут вряд ли подойдут.

Психотерапия часто преподносится как волшебное место, где творятся чудеса. Скорее это необязательная добавка, для повышения качества жизни. Ходить стоит, когда состояние стабилизировалось и имеются деньги, которых не так уж и жалко.

Сигареты

Еще один сложный вопрос. 80-90% шизофреников курят. Аллен Карр в своей книге утверждает, что сигареты создают тревогу и мешают концентрации. Исследования, я говорю здесь лишь об исследованиях проведенных на шизофрениках, показывают, что сигареты позволяют справиться с тревогой, и улучшают концентрацию внимания. Сигареты помогают при шизофрении.

С другой стороны, вред от курения всем хорошо известен. По возможности, если позволяют финансы стоит отказаться от сигарет и перейти на другие методы получение никотина, будь то пластырь, жвачка или вейп. Совсем от него отказываться — ну, не знаю.

Избегание

В психологии почему-то принято считать избегание плохой, гадкой стратегией адаптации. Наверное, когда избегание достигает размеров агорафобии, это что-то плохое. Я, например, очень легко перевозбуждаюсь и болезненно реагирую на стрессы. Не вижу ничего плохого в том, чтобы пойти на поводу у избегания.

Например, в магазины хожу только в темное время суток. Есть огромный список людей, с которыми я предпочитаю не пересекаться. Один мой знакомый шизофреник, выключает цвет на компьютере, и работает за черно-белым экраном, избегая лишней стимуляции.

Большую часть вечеров я занимаюсь изучением технологий. Отчасти из-за моих страхов потерять работу и остаться не удел. Но во многом по тому, что я не знаю чем занять вечера. Так я избегаю полноценной насыщенной жизни.

Я стараюсь всеми способами отнекиваться от командировок, я испытываю сильную тревогу при путешествиях. Но в итоге я чувствую себя хорошо, и у меня нет желания как-то меняться в этих сферах жизни.

Быть плохим программистом

Шизофрения заставляет умерить свои амбиции. Если раньше я гнался за деньгами и интересными проектами, то сейчас я выбираю тихий и спокойный корпоративный долгострой. В этом учишься находить свои прелести.

Видишь как система развивается на протяжении лет, к чему привело то или иное дизайн-решение. Имеешь возможность взять на себе большой кусок функционала и постепенно выращивать его и развивать.

В общем, программирование переходит из режима убивания драконов во что-то садово-огородное.

У меня очень уязвимый и ранимый характер. Любое столкновение интересов вызывает тревогу. В основном на проекте я «Yes man», я могу собраться с духом и возразить, но я легко сдаюсь и принимаю точку зрения начальства. В общем, не боец. До своей болезни я презрительно относился к таким людям.

На код ревью мне очень тяжело отказать человеку, я скорее буду аккуратно выспрашивать — а точно ли ты этого хотел, а может ты имел ввиду другое. Мне больно, когда я нажимаю на кнопку «Needs work». Я понимаю, что вряд ли человек смертельно обидится и будет мстить. Но я все равно буду нервничать.

Я не уверен в себе. Я постоянно советуюсь или со stack overflow, или с командой. Я боюсь затянуть сроки и возмутить начальство. Это нередко причина овертайма. Вот это «а вдруг скажут?» Овертаймить по вечерам и в выходные я соглашаюсь легко. Работа меня успокаивает. Я отвлекаюсь от своих грустных мыслей и проблем.

Тяжелее всего мне перед релизами, когда что-то сломалось и надо поправить. Когда несколько человек постоянно пишут в чат и ждут от меня действий. Я быстро перегружаюсь и сильно нервничаю. Отбегаю от компьютера, курю пока не успокоюсь, возвращаюсь обратно.

В моей работе много fear-driven development'а. Быть терпимым для людей стало куда важнее чем быть правильным и правым. Я делаю все совсем не так, как советуют бывалые профессионалы.

Я плохой программист, я долго к этому привыкал. И все-таки собственное спокойствие и комфорт в конце-концов побеждают желание быть крутым парнем и все делать правильно.

Быть грустным

Шизофрения — это не только собственная трагедия. Волей-неволей окунаешься в целое море чужого горя. Боли совершенно бессмысленной, случайной, и совсем не заслуженной. Грусть и даже порою суицидальные мысли — это нормально. К этому тоже надо спокойно относится.

Ресурсы

Список книг, которые помогли мне восстановиться:

Elyn Saks. The Center cannot hold

Milt Greek. Schizophrenia: A Blueprint for recovery

Kurt Snyder. Me, myself and them

Ann Olson. Illuminating Schizophrenia

Статья взята отсюда: https://habr.com/ru/post/459240/

Источник: https://pikabu.ru/story/istoriya_shizofrenika_moy_drug_serezha_5650454

Мой парень – шизофреник

Мой друг шизофреник

Вы влюбились до беспамятства! Он тот, с кем бабочки порхают в животе круглосуточно, и у вас двоих – вся жизнь впереди. Но тут он объявляет: я – шизофреник. Это как обухом по голове. Как дальше быть: бросить его и забыть навсегда или научиться жить с этим диагнозом?

Анастасия

Мы познакомились всего полгода назад на портале знакомств. При первой же встрече понравились друг другу и стали встречаться. Сперва я не замечала в нём ничего необычного, но потом он стал вести себя очень странно: много пил, непрестанно курил, пространно рассуждал о добре и зле и магии цифр.

В итоге он признался – у него шизофрения, вторая рабочая группа инвалидности. Шизофрения была и у его отца.

Сейчас он находится в диспансере. До этого он лежал там два года назад, всё было неплохо и даже хотели снимать группу, но не случилось.

Первый месяц я навещала его вместе с мамой, носила ему передачки, сигареты. Я помню, как во время первого визита он обрадовался мне! Довольно быстро он шёл на поправку, его рассудок приходил в порядок, он мыслил здраво. Его уже хотели выписать, но опять не случилось: ему вдруг стало опять плохо, а точнее сказать – ужасно плохо.

Он стал нести бред, не спит ночами, дерётся со всеми. В итоге меня даже перестали пускать к нему на свидания. Его мама ходит, а меня не пускают. После последнего визита мама рассказывала, что он совершенно неадекватен: матерится, кричит, про меня вообще ничего не хочет слышать.

Меня пугает такая внезапная агрессия, но я люблю его и верю в выздоровление.

Дарья

С первых дней знакомства мой молодой человек казался мне немного странным. Он мог два часа читать мне по телефону Библию или отрывки из своей любимой книги (по межгороду), глубокой зимой ходил в ветровке и в кедах, иногда в ходе разговора резко менял тему и заговаривал о чём-то совершенно постороннем.

Вообще-то все эти странности меня особо не смущали, и я говорила себе, что он просто необычный человек. К тому же он очень умный, начитанный и так далее.

Но пару дней назад он мне признался, что у него шизофрения (как он сказал, «в лёгкой форме»). Я сделала вид, что в этом нет ничего страшного, но на самом деле я в шоке. Бросить я его не смогу, я его люблю. Но я очень мало знаю про эту болезнь и теперь не понимаю, что мне от него ждать.

Арина

Познакомились в Инете, взаимная симпатия возникла при первой же встрече. Встречаемся месяц всего, но кажется, что знаю его всю жизнь.

На последней встрече он признался, что болен, постоянно принимает лекарства и диагноз его – шизофрения. Ему 35, хочет создать семью и родить детей. Я понимаю, что это большой риск! Но его очень жалко.

Он замечательный человек, очень умный и добрый. Я не знаю, продолжать ли отношения.

Однозначного ответа на вопрос, продолжать ли отношения с человеком с диагнозом «шизофрения», нет. Тут каждый принимает решение самостоятельно, говорит психотерапевт Дмитрий Исаев. Ведь шизофрения – это самая таинственная психиатрическая болезнь.

«До сих пор достоверно не известно, в чём её причина и каковы механизмы развития. Поэтому и лечение связано только с устранением симптомов во время возникновения приступов – острых психозов», – добавляет он.

Однако есть достоверные данные, что шизофрения начинается чаще в возрасте 18–25 лет. И если пациенту ставят такой диагноз в более почтенном возрасте, то лучше перестраховаться и получить консультацию опытного и уважаемого психиатра.

Болезнь носит хронический характер, то есть этот диагноз – навсегда

При этом приступов может не быть многие годы, и человек практически не будет отличаться от окружающих. Во многом это зависит от качества подобранного медикаментозного лечения и от выполнения пациентом предписаний психиатра.

Обострение чаще наступает в межсезонье – осенью и весной

Приступ сопровождается состоянием, характеризующимся подозрительностью, замкнутостью, возможны агрессивные действия, направленные на близких и самого себя. Больной сообщает о воздействии, которое на него оказывают, слышит «голоса», речь его становится малопонятной и вычурной.

При возникновении приступа необходимо немедленно обратиться к психиатру за экстренной помощью. Само не пройдёт!

Наследственная предрасположенность к шизофрении не доказана, опасаться того, что болезнь возникнет у ваших детей, не стоит.

Продолжать ли отношения – решать вам

В любом случае не нужно ориентироваться на общественное мнение и советы близких и посторонних. И чувство вины здесь – плохой помощник. Взвесьте всё на трезвую голову, не поддавайтесь минутным эмоциональным порывам. Сомнение – самое тяжёлое состояние, и чем быстрее будет принято решение с учётом всех обстоятельств этой ситуации, тем лучше. Для вас и вашего парня.

Источник: https://gorabbit.ru/otnoshenija-mezhdu-muzhchinoj-i-zhenshhinoj/konflikty-v-otnoshenijah/moy-paren-shizofrenik

Замуж за шизофреника

Мой друг шизофреник

Казалось бы, что можно взять от психа? В своё время я встречалась именно с парнем с диагнозом: не алкоголиком, не депрессивным, не биполярным. Я с самого начала знала, что он не такой, как все, но меня это не останавливало, а скорее, наоборот, привлекало. Меня впечатляло его абстрактное мышление: я люблю обэриутов и Хармса, а мой молодой человек мыслил так же.

Мы сходились на том, что во время прогулок придумывали разные интересные вещи: например, мы видели, что некоторые дома падали, если встать под определённым углом и смотреть определённым образом. В другой раз мы три часа сочиняли стихи, рифмуя всё, что видели. Правда, странные закономерности рискуют стать паранойей.

У него была повышенная чувствительность, секс был отличным и очень, так сказать, интересным. Он не думал о каких-то стереотипах и о том, как надо. И уж что точно — “крыша” в момент близости у него была на месте. 

Что касается всего остального, то минусов, конечно, много: проблемы с самоконтролем, волей, ответственностью. Особенно его срывало на почве алкоголя.

Чёрт его знает, как относиться к самому диагнозу “шизофрения”. Учитывая, что 50% моих знакомых верят в теорию заговора, то шизофрения иногда и не самое страшное.

Светлана, 35 лет  

Что такое шизофрения? 

Психиатр, доктор медицинских наук и основатель клиники “Психическое здоровье” Виталий Минутко даёт следующее определение данному виду расстройства:

— Шизофрения — достаточно обширная группа психических расстройств, характеризующаяся разнообразным течением, наличием позитивной (бред, галлюцинации), негативной (апатия, безволие, погружённость в мир своих переживаний) и когнитивной (нарушение памяти, внимания и мышления) симптоматики, сочетающейся между собой в рамках определённых форм.

По словам специалиста, шизофрения встречается во всех странах и культурах. При этом на 1000 человек приходится 2—5 страдающих этим расстройством. 

Президент Независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко озвучил следующие цифры: 

— Сейчас на территории России проживает 1% людей (а это около 1,5 млн человек), чьё заболевание диагностировано как шизофрения. 

Соответственно, наткнуться на психически больного мужчину и случайно выйти за него замуж не так уж и сложно. 

Сумасшедший секс 

Есть мнение, что шизофреники обладают большей сексуальной силой и энергией, именно поэтому они становятся привлекательными для женщин. Но всё ли дело в сексе? 

Сексолог Дмитрий Новиков не считает, что существует прямая связь между шизофренией и сексуальной активностью, но высказывает своё предположение, почему такой миф столь популярен: 

— Часто мужчины с психическими расстройствами воспринимаются достаточно агрессивными и импульсивными. Мужчина-агрессор, который ставит себя выше и не контролирует своё поведение, не испытывает проблем с мужскими гормонами: ему хочется часто и много, у него повышенное либидо.

Некоторые женщины с такого агрессивного поведения считывают черты лидера, доминатора. И даже если они понимают, что это социально опасно, на инстинктивном уровне это ассоциируется с тем, что мужчина — альфа-самец, лидер стаи, он сексуально привлекательный.

Более спокойные заводят меньше. 

Семейный психолог Анна Чичина вообще полностью отрицает подобную взаимосвязь: 

— Как правило, больные шизофренией имеют затруднения в интимных контактах. У них наблюдается слабость и нарушение эрекции, быстрое семяизвержение, проблемы с оргазмом и половым влечением в целом. К тому же, нередко у шизофреников возникают извращения полового влечения. 

Значит, дело не в сумасшедшем сексе. Причина того, что женщины выходят замуж за нездоровых психически мужчин, кроется в другом.

Одна судьба 

Знаю одну положительную историю про своего коллегу. Ему сейчас 65, диагноз “шизофрения” у него стоит лет с 25. Всё это время он планово наблюдается у психиатра. И планово, раз в год, во время отпуска, ложится в хорошую клинику, корректирует состояние принимаемыми препаратами.

Милейший человек! Автор сотни научных работ и четырёх вполне достойных поэтических сборников, член Союза писателей. Счастливо женат более 30 лет. Правда, детей они с женой вполне осознанно рожать не стали. Вроде и не наследственно, но кто знает? И водительских прав у него нет.

Хотя в дееспособности его никто не ограничивал. 

Татьяна, 54 года 

Нередко женщины готовы связать свою жизнь с мужчинами, которые имеют подтверждённый диагноз с буквой F впереди. И со стороны эти женщины выглядят вполне нормальными. 

— Вступление в брак с людьми с подобной жизненной ситуацией не редкость, — подтверждает президент Независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко. — Но в первую очередь между будущими супругами должна быть полная открытость и добрая воля, ведь брак с шизофреником — большая ответственность.

По мнению семейного психолога Анны Чичиной, женщины прежде всего выбирают мужчину, который им близок по духу, с которым будет комфортно, а зона комфорта у каждого своя.

— Часто больные шизофренией увлечены философией и мистикой, любят порассуждать о жизни, о глобальных проблемах Вселенной. А женщинам нравятся мужчины, которые красиво говорят, — комментирует специалист.  

К тому же, как отмечает доктор медицинских наук Виталий Минутко, видов шизофрении бывает более 300 и около 30% случаев поддаются лечению при определённом течении болезни. Соответственно, у больного есть шанс создать нормальную и полноценную семью. Да, он меньше, чем у здорового мужчины, но он есть. 

— Тем не менее я не согласен с тем, что женщины сознательно выбирают себе в партнёры людей, больных шизофренией. Большинство женщин хотят видеть рядом с собой нормального и здорового мужчину, — говорит специалист.  

Семейный психолог Анна Чичина напоминает и о том, что если больной шизофренией признан недееспособным, то в брак он вступить не может.

Но чаще бывает так, что мужчины просто скрывают от своей возлюбленной диагноз, а когда брак уже состоялся, уйти от “любимого” становится сложнее.  

Обострение после брака 

Прожила в браке с мужчиной более трёх лет, полтора из которых были адом. При этом сначала никаких подозрений не было. Он был очень внимательным, красиво ухаживал, удивлял меня своими необычными поступками и действиями. Это и привлекало! 

Первый раз я что-то начала понимать, когда он после небольшого количества алкоголя резко изменился в лице и стал очень агрессивным. Я тогда решила, что переутомился. Но случаи стали учащаться. Наутро он ничего не помнил и пытался помириться, приносил цветы, дарил подарки.

Чашу моего терпения переполнил жуткий случай. Мы были дома, всё было спокойно, он был трезвым, готовил что-то на кухне. И вдруг он порезал палец, вскрикнул. Я спросила, в чём дело. И тут он как с цепи сорвался: носился за мной по квартире, брызгая кровью, и орал: “Ведьма, пей мою кровь, сука!”

Я убежала из дома в чём была, позднее забрала вещи. У него диагностировали шизофрению, развод я получила довольно быстро. 

Ангелина, 24 года

У моей подруги был муж — нормальный красивый мужик, офицер, заболевание выявилось уже после их женитьбы, причём много лет спустя, они уже двоих детей родили.

А потом шизофрения стала проявляться, он жену чуть не убил, она детей в охапку и умотала от него, теряя тапки. Сейчас мужик в психушке лежит уже много лет. Наверное, всё-таки это заболевание прогрессирующее.

Сначала вроде бы нормально себя человек ведёт, но с годами становится совсем плохо.

Лиза, 43 года

— Действительно, поведение таких людей неадекватно. Действия и поступки больных шизофренией сильно отличаются от обычного поведения здорового человека. Как правило, больные не могут объяснить, почему и зачем они так себя ведут, — подтверждает семейный психолог Анна Чичина. 

Чтобы на первых порах понять, что ваш избранник нездоров, можно обратить внимание на некоторые факторы. Правда, врач-психиатр Виталий Минутко считает, что диагностика по позам и мимике — очень относительная панацея.

Тем не менее существуют некоторые исследования, свидетельствующие о том, что если у человека высокое нёбо, плоскостопие, несколько искривлённый позвоночник, то это может говорить о предрасположенности к шизофрении.

— Обычно движения у больного угловатые, резкие, импульсивные. Можно обратить на это внимание, — заключает специалист. 

Семейный психолог Анна Чичина указывает на поведенческие факторы:

— У шизофреников резко меняются увлечения и интересы. Причём новое хобби может быть очень странным или полностью противоположным тому, чем человек любил заниматься раньше. Симптоматикой также будет и фанатичный уход в религию. Смена религиозных убеждений и навязывание их другим — тоже тревожный сигнал.

Бывают и крайние стадии проявления болезни: человек может решить, что ему не нужно мыться, одеваться, жить в квартире, и уйти бродяжничать. Он отказывается от общения с друзьями, потому что те — нездоровы и не разделяют его мысли и идеи.

— Уменьшение количества социальных контактов является важным признаком, который сигнализирует о том, что помощь специалиста-психиатра необходима, — уточняет Анна Чичина.  

Помимо этого шизофрения может быть заразной. Об этом говорит врач-психиатр Виталий Минутко: 

— Некоторые случаи шизофрении — результат вирусных инфекций, например, мононуклеоза. Также это могут быть скрытые нейровирусные заболевания, которые провоцируют шизофрению. В качестве “заражения” опасно и индуцированное внушение, то есть когда больной передаёт и внушает свои бредовые мысли партнёру. 

В итоге в таком союзе страдают все: у родственников могут быть психосоматические расстройства из-за постоянного морального, материального и психологического напряжения. Помимо прочего у живущих с больным шизофренией человеком может обостриться язва двенадцатиперстной кишки, гипертония и другие заболевания.  

Жить с шизофреником под одной крышей просто опасно: его поведение может быть агрессивным и непредсказуемым. Вспомним хотя бы историю, где отец семейства убил всю свою семью, включая беременную супругу. Или историю о том, как няня, больная шизофренией, убила малолетнего ребёнка, за которым присматривала. 

Источник: https://life.ru/p/419550

Рассказ шизофреника: как болезнь изменила всю мою жизнь

Мой друг шизофреник

Элис Эванс была студенткой, когда у нее появились признаки шизофрении. Последующие 10 лет она провела в доме своих родителей. Вот ее история.

Я впервые почувствовала себя очень плохо, когда мне было 20 лет. В то время я училась в университете.

Когда я поступила, мне было не по себе от того, что приходилось быть вдали от дома, но постепенно у меня появились друзья. Мне нравилось учиться, особенно курс драмы. Хотя в этот период меня посещало много депрессивных мыслей.

Я работала на трех работах, чтобы оплачивать жилье. Вкупе с учебой такой образ жизни в какой-то момент стал невыносимым.

Все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Я практически совсем перестала спать. Тогда-то и начались проблемы.

Мне казалось, что окружающий мир утратил краски. Именно так можно описать мое тогдашнее состояние. Все стало серым и унылым.

Мысли и фразы стали ускользать от меня. Я начинала о чем-то думать и теряла нить. Вдобавок я не могла говорить. Слова просто физически не вылетали изо рта.

Появились постоянные страхи. Особенно страшно было, когда я начала слышать посторонние голоса по радио или по телевизору. Я не понимала, что происходит, и не догадывалась, насколько серьезно я больна.

Как-то в выходные меня навещали дядя с тетей. Мы гуляли по городу, и вдруг я увидела, что все вокруг опустело, люди исчезли, а здания разрушились. Я шла совершенно одна по безлюдному, заброшенному городу.

Конечно же, это было не так, но во время психического припадка видения и есть твоя реальность. И нельзя щелкнуть пальцами, чтобы все вернулось назад. Это невозможно.

Как в тумане

Этот период моей жизни прошел, как в тумане. Я все время пребывала в растерянности, ощущала себя измотанной и напуганной, поэтому помню о тех временах не очень много.

Из-за нарушений речи я не могла рассказать близким и друзьям о том, насколько серьезно мое состояние. Думаю, я и сама не до конца это осознавала. Человек, страдающий психозами, чаще всего боится в этом признаться.

Правообладатель иллюстрации AliceEvans Image caption Элис было 20 лет, когда начали проявляться признаки шизофрении

Однажды я вышла из дома, совершенно не понимая, куда иду. Я бродила по улицам, одинокая и потерянная. Садилась в какие-то автобусы, чтобы добраться до дома, но не знала, по какому маршруту они идут. Рядом не было никого, кто бы мог помочь.

Каким-то образом, до сих пор не знаю как, меня подобрали мои друзья и отвезли к моим родителям в Девон.

После этого я не покидала родительский дом в течение 10 лет.

Родители отвели меня к психиатру, который разговаривал со мной очень ласково и прописал препараты, купирующие симптомы шизофрении. Эти симптомы выражались в галлюцинациях, различных маниях и душевном смятении.

Побочные эффекты

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась. По крайней мере, я поняла, с чем имею дело, и могла начать борьбу за будущее.

Лекарства подействовали почти моментально, но мне хотелось пройти курс терапии, в рамках которой я могла бы поговорить о своей болезни. В то время такого рода лечение очень плохо финансировалось. Да и в наши дни психически больные люди сталкиваются с такой же проблемой.

Услышав свой диагноз – шизофрения, – я даже обрадовалась.

Принимая лекарства, я начала понемногу двигаться к исцелению. Понемногу начала возвращаться речь, я начала сама мыться и обслуживать себя на элементарном уровне. Те, кто говорит, что психические расстройства не влияют на физическое состояние, неправы. В моем случае мое тело тоже вышло из строя.

К сожалению, у моих препаратов были побочные эффекты, и примерно за год лечения я набрала более 60 килограммов.

Лишний вес был моей проблемой еще в школьные годы, хотя сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что тогда мне не о чем было волноваться. Такая мощная прибавка в весе усугубила мое состояние. Я чувствовала себя непривлекательной, не хотела видеться с друзьями, а моя боязнь выходить наружу исключала возможность заняться спортом.

Потом я нашла первую за много лет работу: мыла посуду в местном пабе. Я надевала наушники, включала любимую музыку и так работала всю смену, мне это даже нравилось. Но, к сожалению, здоровье давало о себе знать, и я не могла иметь постоянную работу. Это был какой-то порочный круг.

К новой жизни

Но однажды случилось чудо, благодаря которому я нашла новых друзей. Мне всегда нравились музыка и искусство, задолго до болезни. И моя мама убедила меня поступить в местный театральный кружок. Меня пугала перспектива находиться в обществе незнакомых людей и играть на сцене, но меня там приняли очень хорошо, и я получила роль в постановке, над которой шла работа.

Правообладатель иллюстрации AliceEvans Image caption В течение долгого времени Элис не могла говорить

Мне было очень трудно запоминать текст, но это никого не раздражало. У ребят была хорошая реакция и чувство юмора, они всегда спасали ситуацию, если я забывала слова.

Больше всех из группы я сдружилась с Тристаном. Он меня поддерживал во всем, и однажды я рассказала ему о своей шизофрении. У него тоже были некоторые психические расстройства, и мне было легко говорить с ним об этом, зная, что он меня понимает.

В один из дней он объявил, что решил поступить в университет и предложил мне тоже подать документы. Я была в ужасе, но его сила и поддержка вкупе с моей собственной внутренней верой в себя сделали свое дело. Я послала заявку и к моему огромному удивлению была принята в Институт искусств в Челси.

И тогда началась моя жизнь.

________________________________________________________________

Правообладатель иллюстрации BBC World Service Image caption Один из симптомов шизофрении – уход в себя, отключение от окружающей действительности

Несколько фактов о шизофрении:

  • Один из каждой сотни человек в Британии страдает шизофренией
  • Обычно болезнь проявляется примерно в 20 лет
  • Симптомы болезни делятся на позитивные и негативные. К позитивным относятся галлюцинации и мании, к негативным – отсутствие мотивации, замыкание в себе, отсутствие интереса к окружающей жизни. Негативные симптомы, как правило, более долгосрочны и труднее поддаются лечению.
  • Продолжительность жизни людей, больных шизофренией, на 15 лет меньше, чем у остальных

Источник: Rethink Mental Illness

_________________________________________________________________

Головокружительная карьера

Я начала делать фотографии и снимать фильмы, в которых передавала свои ощущения.

Через это искусство я могла рассказать другим гораздо больше о своих переживаниях, чем на словах. Еще один важный шаг на пути к нормальной жизни для меня заключался в том, что я попала к блестящим специалистам в области психических расстройств, которые помогли мне стать более независимой. Преподаватели и студенты в институте всячески поддерживали меня.

Два года назад моя ситуация снова немного “просела”. Избыточный вес помешал организму эффективно справиться с легочной инфекцией, и я провела 10 дней в реанимации с признаками астмы. К счастью, я полностью поправилась, и мне разрешили пройти операцию по удалению лишнего веса – еще одна важнейшая глава в моей истории исцеления.

Image caption Так Элис выглядит сейчас

Я устроилась работать волонтером в местном благотворительном фонде, ориентированном на помощь душевнобольным. Там я приобрела много опыта и полезных навыков.

Они же направили меня на речевую терапию, что тоже сыграло огромную роль в моем возвращении к нормальной жизни.

К сожалению, финансирование фонда значительно сократилось, и отделение, в котором я работала, были вынуждены закрыть к разочарованию и персонала, и пациентов.

Однако мне крупно повезло. Перед тем как закрыться, сотрудники этого отделения помогли мне подать документы на получение степени магистра в Королевском институте искусств. Понемногу я сама начала заниматься преподавательской деятельностью, помогала другим открыть в себе художественные таланты. В настоящий момент я занимаюсь получением профессорской степени.

Мне понадобилось 20 лет, чтобы прийти к моему нынешнему состоянию, и у меня до сих пор случаются приступы. Жить с шизофренией очень трудно, и мне очень повезло, что моя семья и друзья оказали мне такую невероятную поддержку. Они и сейчас всегда оказываются рядом, когда мне становится хуже.

Если мы сможем победить стереотипы, добьемся хороших инвестиций в развитие этой области психиатрии и начнем оказывать своевременную поддержку людям с шизофренией, им не нужно будет барахтаться в одиночку, как это поначалу было со мной, а можно будет сразу начать двигаться в сторону выздоровления.

Источник: https://www.bbc.com/russian/society/2015/10/151021_schizophrenia_testimony

ВашПсихолог
Добавить комментарий