Типы личности в литературе

Литературный тип

Типы личности в литературе

         Литературный тип – это художественный образ, наиболее возможный, характерный для определённой общественной среды. Тип – это такой характер, в котором содержится социальное обобщение. (определение: «Справочник по литературе» под ред. Скубачевской). 

Рубрика Теория литературы

        То есть литературный тип отражает те черты, которые свойственны для некоторых героев, схожих друг с другом мировоззрением, жизненной позицией манерой социального поведения, представлением о счастье и т.д.          Каждое время рождает свои типы героев – характерных представителей этой эпохи. А писатели выбирают этих героев и изображают в произведении для того, чтобы отразить колорит эпохи, дух времени, охарактеризовать поколение, продемонстрировать социальные противоречия. То есть герой, который представляет определённый литературный тип, становится объектом исследования писателя, а его использование способствует раскрытию авторского замысла.

          Литературные типы сменяют один другой. Например, на смену «лишнему человеку» (Чацкий, Онегин, Печорин) пришёл «новый человек», воплотившийся в герое «Отцов и детей» И.С.Тургенева – в Базарове.

Чем отличается литературный тип от характера героя

       Литературный тип и характер героя (литературного персонажа, действующего лица) – понятия нетождественные, то есть обозначают не одно и то же.

        Характер персонажа – это индивидуальные особенности в поведении героя, психологические свойства, уникальные черты и качества личности.

        Литературный тип – обобщенный образ, основанный на схожести мировоззрений, социального положения, типизации разных героев.Слово «тип» произошло от греческого «typos», что в переводе означает – отпечаток, образец.

        Характер часто бывает уникальным, неповторимым.

Но даже в тех случаях, когда мы говорим о чертах характера, повторяющихся у разных героев (например, смелость или трусость), мы всегда подразумеваем особые свойства личности, индивидуальные проявления характера.

 Два героя, обладающие одинаковыми чертами характера, например, два честных человека (Петр Гринев и Пьер Безухов) не всегда будут соответствовать одному и тому же литературному типу.

Литературные типы и замысел автора

        Важно: литературных персонажей больше, чем литературных типов. Не каждый герой в произведении будет соответствовать какому-то типу. Многие герои неповторимы, уникальны, они создаются в помощь писателю – двигают сюжет и помогают раскрыть авторский замысел.

Некоторые герои наделяются особыми, уникальными чертами характера, как например Татьяна Ларина и Наташа Ростова – которые при некоторой схожести не соответствуют какому-то определенному литературному типу.

        В то же время некоторые персонажи создаются писателем специально для того, чтобы изобразить типические черты, охарактеризовать типических представителей своего поколения, отразить цайтгайст (дух времени), обозначить некую болевую точку в развитии общества. И тогда писатель создает типического персонажа. Иногда осознанно, иногда нет.

        Любопытно, что названия типам часто придумывают не писатели, а литературные критики, проявляющие интерес к классификациям, или писатели более поздних эпох.

То есть Пушкин, создавая Онегина, хотел изобразить современный ему тип очень молодого светского человека, позера, циника, заложника общественного мнения, и конечно, рассчитывал поиронизировать над байроническим героем, так же известным, как романтический герой. Но такой категорией, как «лишний человек», Пушкин не мыслил. Понятие «лишний человек» вошло в литературный обиход позже – после выхода в 1850-м повести Тургенева «Дневник лишнего человека».

        Байронический герой

Чайльд-Гарольд, Мцыри, Алеко, Данко. Персонаж, наделенный необычным характером и свойствами личности – отверженный изгнанник, сомневающийся в себе и мире в целом, все подвергающий сомнению и не способный обрести счастье.

        Лишний человек

Чацкий, Онегин, Печорин, Обломов.

Представители этого типа имеют общие черты: образованность, неудовлетворенность реальной жизнью, стремление к справедливости, невозможность реализовать себя в обществе, способность к сильным чувствам, скептицизм и общественная пассивность. Предается праздным развлечениям, дабы развеять скуку, но все равно не способен утолить экзистенциальной тоски, и это зачастую приводит к саморазрушительному поведению.

        Маленький человек

Самсон Вырин («Станционный смотритель»), Евгений («Медный всадник»), Акакий Акакиевич («Шинель»), герои «Белых ночей», Мармеладов («Преступление и наказание») герои рассказов Чехова, жители ночлежки («На дне»), герои рассказов Шукшина.

Представители этого литературного типа занимают невысокое социальное положение, часто незнатного происхождения, не одарены выдающимися способностями, не отличаются силой духа и характера, но при этом добродушные, безобидные.

Выбирая маленького человека в качестве объекта изображения, Пушкин, Гоголь, Достоевский стремились обратить на него внимание читателя и напомнить, что обычный человек тоже достоин сочувствия и внимания.

       Новый человек

В 50-60 годах 19 века на смену «лишнему человеку» в русской литературе пришел тип нового человека.

Этот литературный тип отличает активная деятельность, пропагандистская позиция, сильный волевой характер, вера в общественный прогресс, духовная свобода личности. Образы новых людей представлены в романах И. С. Тургенева «Рудин» (1856 г.

), «Накануне» (1860 г.), а также «Отцы и дети» (1862 г.), главный герой которого – Евгений Базаров – бескомпромиссный нигилист.

       «Босяк»

(«Бывший» человек, попавший на «дно» жизни, бродяга) тип, появившийся в произведениях Горького 1890-х — в рассказах «Челкаш», «Бывшие люди», «Мальва», в пьесе «На дне». «Босяки» — выходцы из различных слоев общества, оказавшиеся на обочине, а часто на «дне» жизни.

Это бродяги, обитатели ночлежек, притонов, живущие случайными заработками, воровством или подаянием. У них нет собственности, они презрительно относятся к быту.

Горький подчеркнул в своих героях особые духовные качества: гордость, свободолюбие, жесткость, даже жестокость по отношению к людям и в то же время готовность отдать последнее.

«Босяки» презирают жалость, не чувствуют себя отверженными, а, напротив, любят подчеркивать, что это они отвергли фальшивый мир людей, их ложные ценности. У них складывается своя романтическая философия жизни, основанная на культе свободного, гордого и сильного человека. 

       Самодур

Госпожа Простакова и Скотинин («Недоросль»), Фамусов («Горе от ума»), Кабаниха и Дикой («Гроза»), Костылев («На дне») – деспотичный, наглый, уверенный в собственной безнаказанности человек, который рассчитывает на абсолютное повиновение окружающих. При этом трусливый, часто малообразованный, корыстный и стремящийся обогатиться любыми путями.

        Резонёр

Слово происходит от французского raisonneur  «рассуждать». Это герой, который, не принимая активного участия в действии, призван увещевать и обличать других персонажей, а также произносить нравоучительные монологи. Литературный тип «резонёр» воплотился в образе Чацкого.

Источник: https://pishi.pro/kak-stat-pisatelem/teoriya-literatury/literaturnyj-tip-19273.html

§4. Образ человека в литературе: исторические модели персонажа

Типы личности в литературе

§4. Образ человека в литературе: исторические модели персонажа

Литература есть способ познания писателем мира и самого себя, связанный со специфической особенностью мыслить художественными образами. Будучи принципиально антропоцентричным, творческое сознание тяготет к осмыслению и изображению человека. Безусловно, его образ в литературе – порождение общей концепции личности и мира, выработанной культурно-исторической эпохой.

Но ее воплощение в тексте сопряжено не только с индивидуально-авторскими взглядами, пристрастиями, психологией, но и с моделью типизации – способом переработки жизненного материала в художественно-эстетический (этот способ также историчен).

Иначе говоря, персонаж, даже имея автобиографическую или прототипи­ческую основу, не будет равен своему прообразу, а будет «конструироваться» по определенной модели.

«Разные эпохи, – по мысли А.Н. Андреева, – по-разному понимали соотношение искусства и действительности, располагали разными принципами эстетического моделирования личности»[1]. Традиционно исторические «формы персонажеобразования» (в соотнесенности с художественными методами) классифицируют следующим образом:

· персонаж-маска в архаической и фольклорной литературе. Исторически первая модель. Маска – «устойчивая литературная роль и даже устойчивая сюжетная функция символ определенного свойства»[2]; 

· тип – способ художественного воссоздания человека, при котором его индивидуальная многоплановость заменяется «воплощением… какой-то одной черты, одного повторяющегося свойства»[3]. Эта модель была сформирована в классицизме и использовалась вплоть до середины XIX в.

Классицизм разработал «морально-социальный тип» (Л.

 Гинзбург) – такую конструкцию персонажа, когда его личность сводится к одному обобщенному морально-социальному качеству (гипертрофированная скупость Гарпагона – моральное качество; тщеславие мольеровского Мещанина не столько моральное, сколько социальное свойство). Таким образом, при морально-социальной типизации доминирует одно из двух обозначенных начал;

· характер – модель персонажа, которая предполагает, во-первых, воспроизведение «многоплановости и взаимосвязи его черт», во-вторых, индивидуализацию.

Данная структура образа сформирована реалистами XIX века. В их произведениях индивидуальная многосложность характера создавалась при помощи детерминации (разнородной обусловленности: средой, бытом, физиологией и проч.).

Выделяют синтетические разновидности характера:  

– характер-тип (термин С.Е. Шаталова). Характер стоится на основе типизации. При этом «базовый тип» в характере не размывается до аморфности (он всегда просвечивает сквозь характер), однако резко усложняется» индивидуальными свойствами. Поэтому его иногда именуют «социально-психологическим типом» (В. Гудонене): например, персонажи И.А. Гончарова, И.С. Тургенева; 

– характер-личность. Индивидуализированный и многогранный характер «духовно причастен бытию (как целому и как близкой реальности) и при этом органически включен в межличностное общение, внутренне независим от стереотипов и установлений окружающей среды»[4].

В конструкции такого образа «социальное будет играть подчиненную роль», а объектом психологического исследования станет «микромир человека в его единстве и взаимосвязи с объективным бытием»[5]. Таковы персонажи Л.Н.

 Толстого в сложнейшей психологической развертке и философском устремлении «сопрягать все со всем».

Думается, что литературный опыт XX ст. вынуждает дополнить предложенную классификацию:

· «внехарактерная» личность – модель нереалистического персонажа, утратившего характерологическую цельность. Характер воспринимается как социальная маска, прикрывающая духовно-психологическую сложность человека. В данной модели акцентирована гуманистическая основа и ориентация на онтологию (не-близкую реальность).

Обоснование «внехарактерности» находим в романе Г.Гессе «Степной волк»: «Любое «я», даже самое наивное, это не единство, а многосложный мир, это звездное небо, хаос форм, ступеней и состояний, наследственности и возможностей Тело каждого человека цельно, душа – нет.

Поэзия по традиции оперирует мнимоцельными, мнимоедиными персонажами»; Античность, «отправляясь всегда от зримого тела, собственно, и изобрела фикцию «я», фикцию лица. В поэзии Древней Индии этого понятия совершенно не существует, герои индийского эпоса – не лица, а скопища лиц, ряды олицетворений»[6].

Таким образом, Гессе постулирует необходимость вернуться к архаическому мифопоэтическому персонажеобразованию, расслоить цельный образ на составляющие. В его романах «внехарактерное» структурирование зиждется на юнгианской психо-мифологии.

Принцип персонажного расщепления на двойников используется и в романе-мифе ХХ в. (А.П. Платонов), в «Назову себя Гантенбайн» М. Фриша.

· «внехарактерный образ» – тип художественной репрезентации человека с разорванным сознанием. Его разновидности:

—  образ «внутреннего человека», явленный в своей интровертированности, через поток состояний (в литературе «потока сознания», «неоромане», антидраме);

— «калейдоскоп масок» (постмодернистский роман).   

Тенденция к усложнению структуры персонажа параллельна линии психологизации в мировой литературе.

Представление о персонаже с выраженным личностным началом традиционно связывают с открытиями психологизма XIX в. – «диалектикой души» Л.Толстого и «полифонизмом» Ф.Достоевского. Поэтому важно определить сущность, структуру личности в литературе. Она художественно явлена в своем вербализованном и психологическом обличье.  

С точки зрения современных психологов, в понятии «личность» друг другу противопоставлены 2 стороны:

· личность – продукт общественного развития (социального, профессионального, пола, расы, этнического, конфессионального, территориального) – объект внешних воздействий;

· личность – активно действующий, оценивающий субъект, осознающий свое место в мире, оценивающий.

Психологическая структура личности
Социально обусловленные особенностиГенетически обусловленные особенности
Установка личности(Отражает индивидуально преломленное общественное, групповое сознание).Личный опытИндивидуальные психические процессыБиологически обусловленные особенности
ЖеланияИнтересыСклонностиИдеалыУбежденияЗнанияУменияНавыкиПривычкиПамятьЭмоцииОщущенияЧувстваВоляВниманиеТемпераментЗадаткиИнстинкты
Формируют мировоззрение и мотивациюФормируют течение внутренней жизни

С этих позиций, показателем личности становятся нравственные поступки, имеющие существенное значение для него самого и окружающих.

Лингвисты в структуре языковой личности выделяют 5 ипостасей: 1) Я физическое, 2) Я социальное, 3) Я речемыслительное, 4) Я интеллектуальное (мнения, убеждения, знания), 5) Я психологическое (цели, установки, мотивации, обусловленные чувствами и желаниями).

В литературе второй половины XIX в. складывается представление о личности как о комплексе трех сфер: тела, психики и сознания (биологического, душевного, духовного). При интеллектуальной доминанте признавалась власть психофизического начала.

Эта структура личности, прежде всего, отразилась в языковом сознании (автора и его героев). При исследовании психопоэтики русской литературы XVIII – XIX вв. Е.Г. Эткинд[7] продемонстрировал многоуровневость личности, вербализованную в слове.

О пяти речевых масках Печорина и «пяти взаимопроникающих слоях» внутреннего мира Карениной, о «клубках мыслей», «двойных мыслях», «слоях сознания и подсознания» персонажей Достоевского как приметах новой структуры персонажа и психологизма XIX в.

– убедительно свидетельствует анализ Е.Г. Эткинда.         

По мнению А.Н. Андреева, реалистическая психологическая проза воплотила многомерность человека в «путанице» мыслей, чувств, поступков. Природа этой «путаницы» – «полимотивированность», «зависимость поведения от многочисленных мотивов и мотивировок, которые и ему самому [персонажу – О.З.

] не всегда ясны»[8]. Во всей полноте такую структуру личности представил Л.

Толстой: «Знаменитая толстовская “диалектика души”, “текучесть сознания” есть не что иное, как перекрещивание мотивов разных сфер противоречия между мотивом и мотивом, мотивом и поступком, неадекватность поведения и желаний, влечений»[9].

Духовность человека определяется мерой его свободы и ответственности, личностной позицией (по отношению к себе и другим). С момента, когда личность становится субъектом не только своего поведения, но и внутреннего мира, она поднимается на принципиально новый уровень развития. Развертывание мышления на себя идет в трех направлениях:

· самопознание (переход от синкретизма «я – мир» к сознательному их различению);

· самоотношение (эмоциональная оценка в системе «я – другие»);

· саморегулирование (сознательные формирование и контроль; «я – я»).

К динамичной, сложной личности на пути самосознания обращается литература XIX – XX вв. Новые качества ее художественного психологизма позволяют запечатлеть динамику напряженнейших мыслительных, эмоционально-чувственных процессов. За этой «психологией» стоит цель – ставить и решать духовно-нравственные проблемы, идти через частное к общему (человеческому и бытийственному). 

Вопросы и задания

  1. Объясните целесообразность изучения исторических моделей персонажа в литературе.
  2. Каковы структура персонажа и ее варианты в литературе ХХ в.? Чем вызваны модификации модели персонажа?
  3. Ознакомьтесь с исследованием Е.Г. Эткинда по психопоэтике русской литературы (см. часть «О пяти взаимопроникающих слоях» в приложении). Соотнесите предложенные лингвистами и психологами структуры личности со структурой личности у Л.Н. Толстого.

Рекомендуемая литература

Андреев, А.Н. Целостный анализ литературного произведения: учеб. пособие для студ. вузов / А.Н.Андреев. – Минск: НМЦентр, 1995. – С. 80–89.

Гудонене, В. Искусство психологического повествования (от Тургенева к Бунину) / В.Гудонене. – Вильнюс: Изд. Вильн. гос. ун-та, 1998. – С. 8–119.

Гинзбург, Л.Я. О психологической прозе / Л.Я.Гинзбург. – М.: INTRADA, 1999. – 415 с.

[1] Андреев, А.Н. Целостный анализ литературного произведения: учеб. пособие для студ. вузов / А.Н.Андреев. – Минск: НМЦентр, 1995. – С. 82.

[2] Андреев, А.Н. Указ. соч. С. 82.

[3] Хализев, В.Е. Теория литературы: учеб. / В.Е.Хализев. – М.: Высш. шк., 1999. – С. 35.

[4] Хализев, В.Е. Указ. соч. С. 37.

[5] Гудонене, В. Искусство психологического повествования (от Тургенева к Бунину) / В.Гудонене. – Вильнюс: Изд. Вильн. гос. ун-та, 1998. – С. 9.

[6] Гессе, Г. Курортник. Степной волк. Нарцисс и Гольдмунд: роман, повести / Г.Гессе; пер. с нем. – СПб.: Азбука-классика, 2001. – С.161, 162.

[7] Эткинд, Е.Г. «Внутренний человек» и внешняя речь. Очерки психопоэтики русской литературы XVIII–XIX вв. / Е.Г.Эткинд. – М.: Языки русской культуры, 1998. – 448 с.

[8] Андреев, А.Н. Целостный анализ литературного произведения: учеб. пособие для студ. вузов / А.Н.Андреев. – Минск: НМЦентр, 1995. – С. 84.

[9] Андреев А.Н. Указ. соч. С. 84.

Источник: https://ebooks.grsu.by/psihologism_lit/4-obraz-cheloveka-v-literature-istoricheskie-modeli-personazha.htm

Тип

Типы личности в литературе
Литературный персонаж

Тип это обобщенный художественный образ, который воплощает типичные черты, присущие определенной общественной среде; ряд литературных персонажей, связанных общими социальными признаками, характерный для произведений русской литературы.

Отличие типа от характера

Тип литературного персонажа, в отличие от характера, представляет не только индивидуальную характеристику героя, а и обобщение устоявшихся качеств конкретной категории лиц.

Ряд персонажей одного типа не тождественны по характеру, их объединяют общественные тенденции. Характер персонажа часто является вариацией одного литературного типа.

Писатели обычно продолжают развивать, совершенствовать основанный ими тип героя или открывают новые типы.

Примеры и происхождение литературных типов

Названия типов произошли от литературных истоков или имен их первооткрывателей:

  •  тип «лишний человек» – сочетание закрепилось в литературной теории после издания повести И. С. Тургенева «Дневник лишнего человека» (1850 г.);
  • тип «дама бальзаковского возраста» – сводная характеристика героинь, вошедшая в обиход после появления романа Оноре де Бальзака «Тридцатилетняя женщина» (1842 г.);
  • тип «двойник» – термин стал применяться после издания повести «Двойник. Петербургская поэма» (1846 г.) Ф. М. Достоевского;
  • тип «тургеневская девушка» – обобщенный образ женских персонажей из сочинений И. С. Тургенева 50-80 годов XIX века;
  • тип «самодур» – характерный герой пьес А. Н. Островского («Гроза», «Бесприданница», «В чужом пиру похмелье»);
  • тип «босяк» – типичный образ рассказов Горького («Коновалов», «Двадцать шесть и одна», «Супруги Орловы»).

Это будет вам интересно:  Бурлеск

Тип «маленький человек»

Под влиянием реализма в 20-30 годах ХІХ века в русской литературе появился тип маленького человека.

«Маленький человек» – персонаж низкого происхождения и социального статуса, который, в отличие от бунтарских романтических героев, не обладает сверхспособностями, но является душевной и доброй личностью.

Формируя и культивируя образ маленького человека, писатели стремились демократизировать литературу и вызвать внимание, гуманность к простому человеку, который заслуживает расположения.

Тип маленького человека открыл А. С. Пушкин в лице главного героя повести «Станционный смотритель» (1831 г.) и раскрывал его в последующих сочинениях («Медный всадник»; 1837 г.).

Традиция литературного типа была продолжена в повестях Н. В. Гоголя «Записки сумасшедшего» (1835 г.), «Шинель» (1842 г.). Тема хрупкого простолюдина также присутствует в творчестве А. П. Чехова, Ф. М.

Достоевского, Горького, М. А. Булгакова и др.

Тип «лишний человек»

«Лишний человек» – герой, характерный для русской литературы 40-50 годов XIX века, который воплощает в себе тип отчаявшегося русского дворянина.Это будет вам интересно:  Лишний человек

Тип лишнего человека – интеллектуал из высших кругов, угнетенный неразрешимыми жизненными вопросами и устоями власти. Типичный герой противостоит обществу, увлекается празднествами, что обусловлено его усталостью, пассивностью и потерей смысла жизни.Чацкий. Художник Н. Кузьмин

Наиболее ранними и классическими представителями типа «лишний человек» являются главные герои произведений А. С. Пушкина «Евгений Онегин», А. С. Грибоедова «Горе от ума», М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» – Онегин, Чацкий, Печорин – в которых разочарование сочетается с чертами байронического героя эпохи романтизма.

Тип «новый человек»

В 50-60 годах ХІХ века на смену «лишнему человеку» в русской литературе пришел тип нового человека, связанный с изменениями русских социально-политических порядков.

Тип героя «новый человек» отличает озаренность, активная деятельность, пропагандистская позиция, сильный волевой характер.

Образы новых людей ярко представлены в романах И. С. Тургенева «Рудин» (1856 г.), «Накануне» (1860 г.), а также «Отцы и дети» (1862 г.), главный герой которого – Евгений Базаров – бескомпромиссный нигилист.

Значение типа в литературе

Типы восходят к концепции личности литературных направлений, особенность которых раскрывается через характерные общественные признаки. Таким образом, соотнесение литературного героя с конкретным типом определяет суть личности.

Слово тип произошло от греческого typos, что в переводе означает – отпечаток, образец.

Источник: https://www.litdic.ru/tip/

Основные Типы Главных Героев Художественных Произведений Penfox

Типы личности в литературе

Главный герой произведения, не так важно, литературного или принадлежащего к смежным видам искусства (театр, кино) — это почти всегда обоснование существования самого произведения. Сюжет, как бы важен он не был, все-таки не обязателен.

Возьмем как пример «На маяк» Вирджинии Вулф. Сюжет, упрощенный до минимума (герои отправляются на маяк, а краткий путь – это и есть весь сюжет) существует только для того, чтобы раскрыть героя, а через него идею, тематический центр произведения.

Главные герои, не зависимо от того, как к ним относится автор, солидарен ли он с ними, являются они конкретно прописанной личностью или безымянным «лирическим я» автора, всегда создаются с особенной тщательностью, так как становятся носителями мыслей и идей. Именно на персонажах строится сама суть произведения – его конфликт.

Чтобы понять, что такое главный герой, рассмотрим, какие типы персонажей вообще существуют.

Какой из героев – «главный»

В классическом литературоведении классификация персонажей в литературе выделяет:

  • Главных героев – на них завязаны конфликт и сюжет;
  • Второстепенных — играющих существенную сюжетообразующую и конфликтообразующую роль, но не являющихся ее центром;
  • Эпизодических — практически не участвующих в конфликте, но играющих роль в сюжете;
  • Внесюжетных — могут играть незначительную роль в конфликте, но в сюжете только косвенно упоминаются.

Главный герой – это не обязательно самый положительный или даже самый интересный герой. Главного героя лучше всего видно в его детальной прописанности. Если с второстепенными типажами персонажей автор может позволить читателю проявить воображение, то главный носитель идеи должен быть понятным. Главный герой может быть сложным, неприятным, но обязательно должен быть обоснованным.

Возьмем как пример главного героя романа «Щегол» Донны Тарт. Какого главного героя дает нам автор? Молодой успешный торговец антиквариатом, классический дерзкий делец. Однако Тео не может долго существовать без наркотиков, всегда находится в состоянии депрессии.

Если бы автор дал нам только взрослого Тео, то читатель с легкостью наделил бы его любыми качествами. Счел бы его поведение сплином в духе Евгения Онегина, а может быть нашел бы в этом бунт героев Керуака.

Но такая трактовка разрушила бы и идею, и конфликт.

Главный герой – не уставший от жизни денди, точно не дерзкий бунтарь, а человек, глубоко травмированный трагедией в детстве (во время взрыва в музее погибает его мать, сам мальчик чудом выживает).

Вот то самое обоснование, то, что отличает главного героя от всех остальных персонажей. О главном герое внимательный читатель должен знать не меньше, чем психотерапевт о своем пациенте.

Однако если рассматривать какие персонажи бывают главными героями, то этот признак, то есть полнота психологического портрета, был основным далеко не всегда, а на сегодняшний день он не раскрывается в массовой литературе.

История развития главного героя: от функции к полноценной личности

Первые литературные герои – это герои фольклора и мифов. Они всегда просты и понятны, всегда правы (даже если современный читатель с этим не согласен – мало кому будут в наше время казаться признаком положительного героя самодурство Зевса, жестокость скандинавских богов и героев или же наивная глупость славянских сказочных «ванек»).

В исторической классификации типажей персонажей в книгах героев мифов, фольклора, эпоса и былин принято называть цельными характерами.

Главный герой становится носителем одной, но очень важной и яркой черты. Так, Иван-дурак простодушен, Ахиллес – отважен и свиреп, Одиссей — хитер и ловок, Геракл – сверхъестественно силен.

В современной литературе принципа цельного характера придерживаются авторы лубочного фэнтези, брутальных детективных триллеров и подобной развлекательной, опрощенной литературы.

Например, героиня фэнтезийного цикла Ольги Громыко В. Редная действительно вредная и забавная.

Никаких обоснований ее чертам характера и не нужно, поскольку от данного персонажа нет смысла ждать непредсказуемых действий.

Такие главные герои – это не самостоятельные личности, а, как говорилось выше, функции. Они не завязывают конфликт, а говорят об идеалах народа (если речь идет о мифах, фольклоре, эпосе, былинах) или лично авторских.

С развитием литературы как самостоятельного жанра, а не части религиозной картины мира (мифы) или обрядовости (фольклор) герой усложнялся.

Типы героя в литературе возрождения уже заметно интереснее и человечнее. Именно в литературе возрождения и позднего средневековья можно говорить об уже однозначном появлении героя произведения – индивидуальной личности, созданной автором, для раскрытия конфликта.

Если рассматривать трагедии и комедии Шекспира, то уже практически невозможно найти однозначных главных героев. На них теперь влияет не только их функция (героя, хитреца-трикстера, прекрасной дамы) но и общество (конфликт семей Ромео и Джульетты), трагедии (смерть отца Гамлета). Все теперь оставляет на герое отпечаток.

Герой же, на котором сказываются социум и судьба, рано или поздно перерастает из статичного героя в героя динамичного, то есть меняющегося с течением сюжета. Там где изменения в герое, там и необходимость их проанализировать.

Психологизм как основной принцип и прием создания героев литературы все сильнее обозначался с каждой литературной эпохой.

Но, несмотря на всю индивидуальность портретов главных героев, их все же достаточно просто классифицировать по некоторым признакам. Рассмотрим некоторые классификации.

«Жанровая» классификация

Самая простая классификация, которую можно применять даже к героям древней литературы. Трагедия и комедия как две стороны театрального искусства зародились еще в античности, там же следует искать и начало деления героев.

Главные герои в античной литературе (именно авторской литературе, не стоит путать с мифами или эпосом) уже были осложнены своей принадлежностью к комедии или трагедии.

Так, на основе древнегреческого театра стали выделять основных героев следующего типа:

  • Трагического;
  • Комического.

Поскольку на создание главных героев еще очень влияли традиции мифов и легенд, а точнее присущая им цельность характеров, смешение «низкого» и «высокого» не допускалось. Так, главный герой мог быть только возвышенно-трагическим, или комическим.

Эпоха возрождения подарила миру «Дон Кихота» Сервантеса. После этого произведения уже нельзя было сказать, что трагическое и комическое взаимоисключают друг друга при создании главного героя.

Дон Кихот в своих попытках быть рыцарем откровенно смешон, но поскольку на смешные, нелепые поступки его подталкивают возвышенные идеалы, а его идеализированный мир делает его несчастным абсолютно трагически, то в данную систему нужно было ввести еще один типаж:

Трагикомический персонаж – это уже более сложная конструкция, в нем больше противоречий, а значит предпосылок к объяснению, детализации героя.

В более широкой классификации выделяют также героя романтического, авантюрного, лирического и т.д.

Классификация по психологическому типу

Классификация, особенно часто применяемая к русской классике. В ней выделяют:

  • Маленького человека (Акакий Акакиевич из «Шинели» Гоголя, Евгений из «Медного всадника» Пушкина);
  • Нового человека (Базаров из «Отцов и Детей» Тургенева, Лопухов из «Что делать Чернышевского);
  • Лишнего человека (Чацкий, Онегин).

Данная классификация главных героев работает только в построении социального конфликта, то есть «герой и все общество».

Классификация А. Митте

Изначально создана для героев кино, но отлично вписываются в нее и литературные герои. Начинающему же современному писателю по ней ориентироваться даже проще.

По Митте главные герои – это

«Наши знакомые»

Максимально реалистичные персонажи, не обладающие никакими выдающимися качествами. Таким героем может быть коллега по работе или сосед по парте. Обычный человек в необычных обстоятельствах (вся литература о «попаданцах»);

«Андердоги»

Прорывные ребята, те, что «из грязи в князи». Основные качества такого героя – целеустремленность, воля к жизни (Граф Монте-Кристо, например). Хорошо подходят для динамичного приключенческого или авантюрного сюжета;

«Потерянные души».

Сложные и неоднозначные. Положительный или отрицательный герой – не ясно. Всегда в метаниях и печали (герои Достоевского, Байрона). На таких главных героях удобно оттачивать мастерство психологизма;

«Идолы»

Идеальны, прекрасны от макушки до пят. «Спортсменка, комсомолка и просто красавица…» из этой категории. Главные герои такого типа вызывают у читателя недоверие и, следовательно, раздражение.

То есть обратный ожидаемому эффект. Лучше всего «идолы» подходят для создания романтической линии.

Вот возлюбленного или возлюбленную главному герою или героине можно написать и не отягощенными ничем человеческим.

Вывод можно сделать следующий – главного героя лучше написать таким, чтобы он вызвал узнавание или желание подражать, но лучше, все-таки, узнавание. С главным героем читатель хочет ассоциировать себя, понимать его, пусть даже и не всегда одобряя, а значит задача писателя – создать образ достаточно достоверный для этого.

Источник: https://penfox.ru/blog/chto-takoe-glavnyj-geroj-i-kak-ego-pisat/

ВашПсихолог
Добавить комментарий