Замедление мышления

Соображать и думать: быстрое и медленное мышление – Психологос

Замедление мышления

Чтобы пронаблюдать, как ваш мозг работает в автоматическом режиме, взгляните на следующую картинку.

При виде этого лица ваш опыт легко соединяет то, что мы обычно называем ви́дением, и интуитивное мышление. Вы быстро и уверенно определили, что у женщины на фотографии темные волосы, и точно так же легко поняли, что она злится. Более того, вы поняли и кое‑что о будущем.

Вы почувствовали, что сейчас она произнесет какие‑то весьма недобрые слова, и, вероятно, громким и резким голосом. Это предчувствие пришло вам в голову автоматически и без усилий. Вы не собирались оценивать ее настроение или прогнозировать ее поступки, а реакция на фотографию не ощущалась как действие.

Просто так случилось. Это пример быстрого мышления.

Теперь посмотрите на следующую задачу:

17 × 24

Вы немедленно поняли, что это – пример на умножение, и, вероятно, поняли, что можете его решить при помощи бумаги и ручки, а может, и без них. Также вы интуитивно оценили примерный диапазон возможных результатов.

Вы быстро поймете, что ответы 12 609 и 123 не подходят, но вам понадобится некоторое время, чтобы отвергнуть число 568. Точное решение в голову не пришло, а сами вы ощутили, что у вас есть выбор относительно того, решать пример или нет.

Если вы до сих пор этого не сделали, вам стоит сейчас попробовать и хотя бы частично вычислить результат.

Последовательно проходя эти шаги, вы получили опыт медленного мышления. Сначала вы извлекли из памяти выученную в школе когнитивную программу умножения, а затем применили ее. Для вычисления пришлось напрячься.

Вы ощутили нагрузку на память из‑за большого объема материала, поскольку вам нужно было одновременно следить за тем, что вы уже сделали и что собираетесь сделать, и при этом не забыть промежуточный результат.

Весь процесс был работой разума: целенаправленной, трудоемкой и упорядоченной, – образец медленного мышления. В вычислении был задействован не только ваш разум, но и тело. Вы напрягли мышцы, у вас поднялось давление, участился пульс.

Сторонний наблюдатель заметил бы, что во время решения у вас расширились зрачки. Они сократились до нормального размера, как только вы завершили работу и нашли ответ (408) или как только вы бросили решать пример.

Две системы

Уже несколько десятилетий подряд психологи настойчиво интересуются двумя режимами мышления: тем, который запускает портрет разъяренной женщины, и тем, что запускает задача на умножение.

Для этих режимов существует множество названий.

Я пользуюсь терминами, которые изначально предложили психологи Кейт Станович и Ричард Уэст, и буду говорить о двух системах мышления: Системе 1 и Системе 2.

  • Система 1 срабатывает автоматически и очень быстро, не требуя или почти не требуя усилий и не давая ощущения намеренного контроля.
  • Система 2 выделяет внимание, необходимое для сознательных умственных усилий, в том числе для сложных вычислений. Действия Системы 2 часто связаны с субъективным ощущением деятельности, выбора и концентрации.

Понятия Системы 1 и Системы 2 широко используются в психологии, но я в этой книге захожу дальше остальных: ее можно читать как психологическую драму с двумя действующими лицами.

Думая о себе, мы подразумеваем Систему 2 – сознательное, разумное «я», у которого есть убеждения, которое совершает выбор и принимает решения, о чем думать и что делать. Хотя Система 2 и считает себя главным действующим лицом, в действительности герой этой книги – автоматически реагирующая Система 1.

Я полагаю, что она без усилий порождает впечатления и чувства, которые являются главным источником убеждений и сознательных выборов Системы 2.

Автоматические действия Системы 1 генерируют удивительно сложные схемы мыслей, но лишь более медленная Система 2 может выстроить их в упорядоченную последовательность шагов.

Далее будут описаны обстоятельства, в которых Система 2 перехватывает контроль, ограничивая свободные импульсы и ассоциации Системы 1. Вам предлагается рассматривать эти две системы как два субъекта, каждый из которых обладает своими уникальными способностями, ограничениями и функциями.

Вот что может сделать Система 1 (примеры ранжированы по возрастанию сложности):

  • Определить, какой из двух объектов ближе.
  • Сориентироваться в сторону источника резкого звука.
  • Закончить фразу «Хлеб с …».
  • Изобразить гримасу отвращения при виде мерзкой картинки.
  • Определить враждебность в голосе.
  • Решить пример 2 + 2 =?
  • Прочитать слова на больших рекламных билбордах.
  • Вести машину по пустой дороге.
  • Сделать сильный шахматный ход (если вы – гроссмейстер).
  • Понять простое предложение.
  • Определить, что описание «тихий, аккуратный человек, уделяющий много внимания деталям» похоже на стереотип, связанный с некоей профессией.

Все эти действия относятся к тому же разряду, что и реакция на рассерженную женщину: они происходят автоматически и не требуют (или почти не требуют) усилий. Возможности Системы 1 включают в себя наши внутренние навыки, которые мы разделяем с другими животными.

Мы рождаемся готовыми воспринимать окружающий мир, узнавать предметы, направлять внимание, избегать потерь и бояться пауков. Другие действия разума становятся быстрыми и автоматическими после долгой тренировки.

Система 1 запомнила связь между идеями (столица Франции?) и научилась опознавать и понимать тонкости ситуаций, возникающих при общении. Некоторые навыки, вроде умения находить хорошие ходы в шахматах, приобретают только специалисты-эксперты. Другие умения достаются многим.

Чтобы определить сходство описания личности со стереотипом профессии, требуются широкие языковые и культурологические познаний, имеющиеся у многих. Знания хранятся в памяти, и мы получаем к ним доступ без сознательного намерения и без усилий.

Некоторые действия в этом списке абсолютно непроизвольны. Вы не можете удержаться от понимания простых предложений на родном языке или от того, чтобы обратить внимание на громкий неожиданный звук; вы не запретите себе знать, что 2 + 2 = 4, или вспомнить Париж, если кто-то упоминает столицу Франции.

Ряд действий – например, жевание – можно контролировать, но обычно они выполняются на автопилоте. Контроль за вниманием осуществляют обе системы. Ориентирование на громкий звук обычно происходит непроизвольно, при помощи Системы 1, а затем немедленно и целенаправленно мобилизуется внимание Системы 2.

Возможно, вы сдержитесь и не обернетесь, услышав громкое обидное замечание на шумной вечеринке, но, даже если ваша голова не шелохнется, поначалу вы все равно обратите на него внимание, хотя бы ненадолго.

Впрочем, от нежеланного объекта внимание можно отвлечь, и лучший способ – сосредоточиться на другой цели.

У разнообразных функций Системы 2 есть одна общая черта: все они требуют внимания и прерываются, когда внимание переключают. Например, с помощью Системы 2 можно исполнить следующее:

  • Готовиться к сигналу старта в забеге.
  • Наблюдать за клоунами в цирке.
  • Услышать в переполненной шумной комнате голос нужного человека.
  • Заметить седую женщину.
  • Идентифицировать удививший звук, порывшись в памяти.
  • Намеренно ускорить шаг.
  • Следить за уместностью поведения в определенной социальной ситуации.
  • Считать количество букв «а» в тексте.
  • Продиктовать собеседнику свой номер телефона.
  • Припарковаться там, где мало места (если только вы не профессиональный парковщик).
  • Сравнить две стиральные машины по цене и функциям.
  • Заполнить налоговую декларацию.
  • Проверить состоятельность сложных логических аргументов.

Во всех этих ситуациях необходимо быть внимательными, а если вы не готовы или отвлекаетесь, то справитесь хуже или не справитесь совсем. Система 2 может изменить работу Системы 1, перепрограммировав обычные автоматические функции внимания и памяти.

Например, ожидая родственника на переполненном людьми железнодорожном вокзале, можно настроиться на то, чтобы искать седую женщину или бородатого мужчину, и, таким образом, увеличить шансы увидеть ее или его издали.

Можно напрячь память, чтобы вспомнить названия столиц, начинающиеся с буквы «Н», или романы французских писателей-экзистенциалистов. Когда вы берете напрокат автомобиль в лондонском аэропорту Хитроу, вам наверняка напомнят, что «у нас ездят по левой стороне».

Во всех этих случаях вас просят сделать что-то непривычное, и вы обнаружите, что для этого требуются постоянные усилия.

​​​​​​​Мы часто пользуемся формулировкой «будь внимательнее» – и она вполне справедлива. У нас имеется ограниченный объем внимания, который можно распределить на различные действия, и если выйти за пределы имеющегося, то ничего не получится.

Особенность таких занятий в том, что они мешают друг другу, и именно поэтому трудно или даже невозможно выполнять сразу несколько. Невозможно вычислить произведение 17 24, поворачивая налево в плотном потоке машин; не стоит даже пробовать.

Можно делать несколько дел сразу, но только если они легкие и не слишком требуют внимания.

Вероятно, можно разговаривать с сидящим рядом, если вы ведете машину по пустому шоссе, а многие родители обнаруживают – пусть даже и с некоторой долей неловкости, – что могут читать ребенку сказку, думая о чем-то другом.

Все более или менее осознают ограниченные возможности внимания, а наше поведение в обществе учитывает эти ограничения. К примеру, если водитель машины обгоняет грузовик на узкой дороге, взрослые пассажиры вполне разумно умолкают. Им известно, что отвлекать водителя не стоит; вдобавок они подозревают, что он временно «оглох» и не услышит их слова.

Сосредоточившись на чем-либо, люди, по сути, «слепнут», не замечая того, что обычно привлекает внимание. Нагляднее всего это продемонстрировали Кристофер Шабри и Дэниел Саймонс в книге «Невидимая горилла». Они сняли короткометражный фильм о баскетбольном матче, где команды выступают в белых и черных футболках.

Зрителей просят посчитать количество передач, которое сделают игроки в белых футболках, не обращая внимания на игроков в черном. Это трудная задача, требующая полного внимания. Примерно в середине ролика в кадре появляется женщина в костюме гориллы, которая пересекает площадку, стучит себя по груди и уходит. Она находится в кадре в течение 9 секунд.

Ролик видели тысячи людей, но примерно половина из них не заметила ничего необычного. Слепота наступает из-за задания на подсчет, особенно из-за указаний не обращать внимания на одну из команд. Зрители, не получившие этого задания, гориллу не пропустят.

Видеть и ориентироваться – автоматические функции Системы 1, но они выполняются, только если на соответствующие внешние раздражители отведен некоторый объем внимания. По мнению авторов, самое примечательное в их исследовании то, что людей очень удивляют его результаты.

Зрители, не заметившие гориллу, поначалу уверены, что ее не было, – они не в состоянии представить, что пропустили такое событие. Эксперимент с гориллой иллюстрирует два важных факта: мы можем быть слепы к очевидному и, более того, не замечаем собственной слепоты.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/soobrazat-i-dumat-bystroe-i-medlennoe-myslenie

Замедление мышления

Замедление мышления

Обозначается также терминами брадифрения (от греч. bradys — медленный + ум, разум), брадипсихизм, брадипсихия, брадилогия (медленный + греч. logos — слово, речь, разум).

Наряду с замедлением темпа течения умственных процессов наблюдаются брадифазия (брадифразия) — замедление речи, брадитимия — замедленная смена эмоциональных проявлений, а также брадикинезия — замедление темпа и ограничение амплитуды движений, включая акты экспрессии.

Вариантом брадикинезии является брадипраксия — замедленность целенаправленных действий. Замедление походки обозначается термином брадибазия, замедление чтения — брадилексия. Термином брадителекинезия обозначают замедление движения к концу двигательного акта. Типичные проявления замедления мышления наблюдаются при депрессии.

Расстройство проявляется замедленной сменой мыслей и представлений, значительным обеднением общего их числа. Удлиняется время обдумывания ответов на вопросы, растягиваются паузы между словами и фразами, уменьшается число произносимых за единицу времени слов.

Считается, что при брадифрении произносится 40–50 слов в минуту и менее. Замедление речи сопровождается нечётким произношением фонем, спотыканием речи, а также усилением заикания, если пациенты страдали ранее логоневрозом.

Голос становится глухим, тихим, порой речь приближается к шепотной.

При патологиях мышления у кого-то из близких Вы можете записаться на консультацию в нашей клинике онлайн или позвонить нам

Субъективно брадифрения переживается не только как замедленность течения мыслей, их «заторможенность», но и как тягостное чувство «ватности», «неясности мышления», его «притупления», когда мысли осознаются неотчётливо, туманно и кажутся призрачными.

Это указывает на расстройство самовосприятия в виде снижения активности процессов самоосознавания.

Мыслей, кажется пациентам, становится намного меньше, чем в нормальном состоянии — «голова пустая, в ней ничего нет, там всё остановилось, появилась какая-то преграда, она мешает думать».

Возможно, это связано с тем, что то, что в норме осознаётся в качестве мыслей, не достигает порога сознания. В некоторых случаях мышление как бы останавливается совсем, в таком состоянии, по словам пациентов, «не думается ни о чём» — идеаторный ступор (от лат. stupor — оцепенение).

Идеаторный ступор возникает, вероятно, и в силу аспонтанности мышления, а может быть, также потому, что пациенты теряют способность осознавать собственные побуждения к мышлению, всякий интерес к умственной деятельности, потребность в ней.

С этим пациенты связывают утрату способности быстро понимать происходящее: «Меня о чём-то спрашивают, я слышу это, а смысл не доходит, я не понимаю, о чём спросили. Хоть и неудобно, но я бываю вынужден переспрашивать вопросы. Только когда мне их повторяют, я начинаю понимать, о чём же меня спросили.

Отвечать мне легче словами «да» или «нет», фразы не вяжутся, подворачиваются слова не те, что нужно».

Замедление мышления может являться одним из симптомов шизофрении

У части пациентов, напротив, наблюдается неуправляемый поток мыслей, когда «мысли наплывают, идут сами по себе» и их течение обычно воспринимается с оттенком назойливости, то есть отчуждения, — депрессивный ментизм (от лат. mens — ум, разум).

Депрессивный ментизм не следует смешивать с навязчивыми мыслями, хотя при депрессии могут, вероятно, возникать и настоящие навязчивости.

Обычно при замедленном мышлении преобладают мысли мрачного, печального, траурного содержания — «мысли ходят по кругу, перемалываешь одно и то же, на ум не идёт ничего нового» — симптом депрессивного моноидеизма (от греч. monos — один, idea — мысль, образ, представление).

Нарушается внимание. Пациенты отмечают, что они не могут сосредоточиться на чём-либо, не в состоянии «додумать до конца ни одной мысли».

Им кажется также, что воспоминаний стало мало, они неполны, неточны, появляются медленно, запаздывают. С этим связана обычная жалоба пациентов на снижение памяти.

Внешние впечатления нередко воспринимаются как «поверхностные», «быстро затухающие», «блёклые», порой не оставляющие никакого следа в памяти.

Страдает перевод мыслей в речевые формы. С трудом подыскиваются нужные слова, тяжело, неполно и неточно формируются фразы. Рассказать о своём самочувствии более или менее обстоятельно пациенты обычно не могут без посторонней помощи, даже если сами хотят это сделать. Обедняется воображение.

Особенно тяжело это переживают пациенты, занятые творческим трудом. Н.В.Гоголь с горечью констатировал, что за шесть лет, которые он провёл в депрессии, он не написал «для света» ни единой строчки. Нарушаются сложные формы умственной деятельности, такие как планирование, прогнозирование, находчивость, способность интегрировать разнородные впечатления в целостные структуры.

Поэтому, хотя бы отчасти, собственная жизненная ситуация представляется пациентам более простой, чем это есть на самом деле, она выглядит в их глазах как бы руинированной и нередко воспринимается под знаком отчаяния.

В целом продуктивность мышления существенно снижается, исключая, пожалуй, лёгкие степени брадифрении, когда пациенты компенсируют замедленность мышления упорными усилиями.

Брадифрения наблюдается также при оглушённости сознания, постэнцефалитическом паркинсонизме, в состояниях апатии, адинамии и кататонической заторможенности.

К содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/vvedenie-v-klinicheskuyu/zamedlenie-myshleniya

Неуверенность замедляет мышление

Замедление мышления

Продолжаем раздел «Интересности» и подраздел «Особенности ума» статьёй «Неуверенность замедляет мышление«. Где поговорим об этой малозаметной, но очень важной связи — уверенность + мышление. Кстати, маленькая загадка: как данные из этой статьи связаны с данными из статьи «Закон смены эмоций«? Ответ — в конце статьи.

Неуверенность замедляет мышление — это проверенный многими факт, о котором можно было бы и не писать, если бы не возможность с этим справиться. Или хотя бы попробовать… Но обо всём по порядку.

Мышление — это интересныйпроцесс, когда человек сравнивает данные из прошлого с данными из настоящего и делает выводы на будущее. Например,

  1. Вася видит яблоню, вспоминает, что яблоки вкусные.
  2. Понимает, что сейчас не против съесть яблочко.
  3. Решает сорвать и съесть.

В общем-то, всё просто, здесь просто нечему быть медленным. Хочешь — ешь, не хочешь — не ешь. Но когда в дело вступает неуверенность…

Как неуверенность влияет на мышление?

Очень просто. Представьте, тот же Вася, те же яблоки.

  1. Вася видит яблоню. Вспоминает, что яблоки вкусные. Некоторые яблони. Иногда. Но вкусные. Но редко. Но иногда бывает…
  2. Вспоминает, что ему запрещали есть яблоки. Решает съесть назло. Решает, что в этом случае прошлый опыт им управляет, и решает не есть. Потом всё же решает есть.
  3. Вспоминает, что ему очень нравится этот сорт. Или не этот. Тот был как-то ярче. А этот зато крупнее. Но тот был желтее. Зато этот краснее, а красный — цвет добра… Или крови…
  4. Боится милиционера и хозяина яблони. Оглядывается по сторонам.
  5. Видит старушку. Старушка кажется ему подозрительной. А может, и нет. А может, подозрительной. А, может, ведьмой. А может, агентом. А, может…
  6. Вася решает не брать яблоки.
  7. Но потом видит, что старушка уходит, и решает брать.
  8. Но вспоминает, что ему нечем вымыть руки, и решает не брать.
  9. Потом думает, что яблоки червивые, и точно решает не брать.
  10. Но потом урчит живот, и Вася понимает, что не прочь бы поесть. И решает брать.
  11. И так далее.

Видите разницу по сравнению с первым примером? Отгадайте, как быстро Вася сорвёт яблоко во второй раз?

Очень медленно, и в первую очередь потому, что медленно думает. Почему он медленно думает? Потому что не уверен

  • в своих воспоминаниях
  • в своих знаниях, как справиться с проблемами
  • в своих способностях на данный момент.

А теперь фокус: яблоки — не самая критическая ситуация в жизни. Что было бы, если бы Вася попал в катастрофу? Есть, например, печальное, но поучительное событие из прошлого с хорошим концом для некоторых:

В наклонном сзади вперёд туннеле загорелся поезд. Пассажиры выскочили наружу, решают, куда бежать — вперёд, где выход ближе, или назад, где выход дальше. Большая часть побежала вперёд. А меньшая — назад.

Все, кто побежали вперёд, сгорели, потому что туннель сработал, как печная труба, увеличивая тягу. Поезд вспыхнул, горячие ядовитые газы пошли туда, где выше — и где большинство людей почти выбежало из туннеля.

Лишь немногие, побежавшие назад (и вспомнившие физику), выжили.

Как видите, скорость мышления оказалась критической. Часть, уверенная в своей правоте, выжила. Часть, неуверенная в правоте, повелась на стадность со всеми вытекающими последствиями естественного отбора.

Или другой пример:

В 1977 году над Тенерифе, Канарские острова, ошибка диспетчеров привела к тому, что два огромных пассажирских Боинга 747 столкнулись на летном поле.

Самолет авиакомпании «Pan Am», с 496 пассажирами на борту, стоял на полосе в ожидании пассажиров в непроглядном тумане, а то время как рейс авиакомпании «KLM», с 248 пассажирами на борту, запросил разрешения на взлет на той же взлетно-посадочной полосе.

Туман был настолько густой, что пилоты KLM не могли увидеть другой самолет, причем с диспетчерской вышки не было видно ни одного из самолетов. Пилоты неверно поняли диспетчера и решили, что разрешение на взлет получено. Они стали набирать скорость.

Диспетчеры пытались предупредить их, но помехи радиосвязи искажали их сообщения.Главный пилот KLM увидел второй самолет,когда уже было слишком поздно. Он отчаянно задрал нос самолета вверх, царапая хвостом полосу, однако взлететь ему не удалось. Один самолет врезался в другой на скорости 160 миль в час.

От удара с KLM самолет Pan Am отшвырнуло на 500 футов, после чего он взорвался из-за возгорания топлива. Взрыв был настолько мощный, что потушить пламя удалось только на следующий день. Все, кто были на борту, погибли.

Когда команды спасателей выехали на полосу, они не бросились на спасение выживших на борту Pan Am. Вместо этого они устремились к горящим обломкам KLM. Целых двадцать минут в полном хаосе пожарные и спасатели думали, что им нужно справиться только с одной катастрофой.

Про самолет «Пан Ам» никто не подумал. Его двигатели все еще работали на полную мощность, так как в момент столкновения пилоты пытались развернуть самолет, но теперь проводка была повреждена и выключить двигатели было невозможно.

От столкновения половину крыши самолета сорвало, а пассажиров засыпало обломками. По салону быстро распространялось пламя, все обволакивал дым. Чтобы выжить, действовать надо было быстро. Надо было расстегнуть ремни безопасности, вылезти на неповрежденное крыло через обломки и спрыгнуть с высоты десять метров.

Вполне реальный план спасения, однако далеко не все сделали хотя бы попытку спастись. Некоторые люди подскочили, выбрались сами, помогли выбраться своим знакомым и другим людям и выбрались из самолета. Большинство же людей оставалось на своих местах в замешательстве.

Вскоре взорвался основной топливный бак, и все, кто находился на борту, погибли – за исключением 60 человек, успевших выбраться из самолета.

Как пишет Аманда Рипли [Amanda Ripley] в своей книге «Невероятно» (Unthinkable), последующее расследование показало, что на спасение у выживших была только одна минута, до того как взорвался топливный.бак.

За эту минуту еще несколько десятков людей успело бы спастись с горящего самолета, но они не смогли ничего предпринять, не смогли избавиться от овладевшего ими паралича.

Что это? Опять же — неуверенность. Бежать? Не бежать? Спасут? Не спасут? Это опасно? Не опасно? Это да? Это нет? А может, всё обойдётся? А, может… Бах! И нету Кука.

Что же делать?

Само собой — ускорять мышление

Как его ускорять? Да легко —

Мышление тем быстрее, чем более уверен человек

Вы можете сказать: «Уверенность бывает ложной». Да, это так. Но мышление всё равно быстрее. И, само собой, ответственность каждого человека

  • а) ускорить мышление, повысив уверенность
  • б) пользоваться для мышления истинными данными.

Но сейчас мы говорим лишь о повышении уверенности.

Итак, как повысить уверенность и ускорить мышление?

Для этого существуют тысячи методик и сотни направлений. Среди них есть как истинные, так и ложные. Как отличить одни от других?

Критерий один — когда вы работаете над собой, и ваша уверенность растёт — вы на правильном пути. Но если вы всё больше и больше сомневаетесь, всё больше и больше колеблетесь, всё больше «думаете»… Тогда это неправильный путь.

Какие пути существуют?

  • Хороший путь Норбекова — он здорово повышает уверенность, но справляются лишь самые уверенные.
  • Хороший путь гимнастики Белояр — уверенность растёт, но в меньшем количестве областей (только по управлению телом).
  • Есть путь прояснения слов, но сложно самому разобраться (хотя если въехал в тему — не остановить

    Источник: https://interesko.info/neuverennost-zamedlyaet-myshlenie/

ВашПсихолог
Добавить комментарий